Category: лытдыбр

agent

Встреча в антракте глюка.

.
”ORFEO ED EURIDICE”, C.W.Gluck, 1762 / MBO, K.Richter 1967. (10)

В этот раз встретил новый год в антракте оперы «Орфей и Эвридика». Первые два действия послушал 31-го декабря 2007 года, третье действие – 1-го января 2008 года.

Впечатления от антракта – здесь , а от оперы - впечатление грандиозное.
Запись – совершенно замечательная, с двумя важными особенностями. Collapse )
agent

Калигула-90.

.
«КАЛИГУЛА», Ю.Бутусов, ТЕАТР им. ЛЕНСОВЕТА, 1998г. (4)

«КАЛИГУЛА», В.Белякович, ТЕАТР НА ЮГО-ЗАПАДЕ, 1999г. (5)

Наши 90-е годы – самое время для постановки пьесы Камю. Показательно, что две редакции спектакля Беляковича (1989 и 1999) как раз охватывают период полностью.
Про первую редакцию «Калигулы» надо говорить отдельно. Тот спектакль был предчувствием, пророчеством, прогнозом на новое десятилетие.
И прогноз оказался верным. Вторая редакция, как и вышедшая незадолго перед ней постановка Бутусова, подвела черту под уже состоявшимся и проявившимся, поставила окончательный диагноз. В 1998 - 1999 окружающая среда дошла до предела, до нижней точки распада.Collapse )
agent

«… там Русью пахнет!» А.С.Пушкин.

.
«VIVA, ПАРФЮМ!», М.Розовский, ТЕАТР У НИКИТСКИХ ВОРОТ, Москва, 2006г. (3)

Рутинный малобюджетный мюзикл для малой сцены. Музыка – среднеэстрадная, не современная, но и не ретро. Один заход на территорию рэпа выглядит жалко, рэп - протухший, времен Богдана Титомира,. Юматов в роли рэппера не зажигает (а какой зажигательный был рэп в «Майской ночи» Брусникиной в школе-студии МХАТ!).

А вот молодые актеры (видимо с курса Розовского) выглядят очень симпатично. На них приятно посмотреть – поющие, подвижные, особенно хороша танцующая троица - близнецы Вадим и Владислав Кувицыны и Антон Николаев (эти же трое значатся и балетмейстерами).

Молодой, но уже с мюзикловым опытом, артист Максим Заусалин выглядит настоящим лидером, очень перспективный парень, с сильной харизмой. В программке обозначены еще три исполнителя главной роли, в том числе некто Алекс (автор музыки) и народный артист Герчаков. Я считаю, что с составом мне очень повезло.

А работа самого Розовского произвела удручающее впечатление.

С одной стороны, поставлено совершенно непритязательно. Смотрел на сцену и думал – ну что можно поставить на этой маленькой площадочке? Чуть выше актер подпрыгнет – ударится головой в потолок, не успеет затормозить – упадет на зрителей. Из года в год работать на такой сцене, значит терять квалификацию.

С другой стороны без фиг в кармане режиссер не обошелся (а как же высокое предназначение искусства? надо же не только развлекать!).
Фиги очень предсказуемые, очень розОвские. Он – автор пьесы (роман «Парфюмер» в программке не упоминается, чтобы не заморачиваться с авторскими правами), действие перенесено в Россию 18-го века. А какой в России парфюм? Ясно какой - вонь и дерьмо (сразу вспоминаются дерьмозависимые Войнович, Сорокин, Шендерович). Главный элемент сценографии - деревянный сортир (то, что называется «удобства во дворе»).

Самая большая фига - в финале («хэппи энд»), хор поёт о том, что теперь в России совсем другой парфюм, теперь она хорошо пахнет. Театр как бы отвечает на запрос времени («жить стало лучше, жить стало веселее»), отвечает, но КАК БЫ. Он как бы подмигивает зрителю – ну мы то с вами знаем, что от нового "парфюма" та же вонь. Совсем как в анекдоте про трех подружек, вышедших замуж за новых русских. Поделились они своими новорусскими проблемами (жемчуг - мелковат, мерседес - непрестижной модели) и в конце пришли к выводу – да, девочки, как жили в дерьме, так и живем.
agent

Пирамиды и музыка.

*
"АИДА", Д.Черняков, ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА, Новосибирск, 2004г. (9)

Многие восприняли «Аиду» как антимилитаристский спектакль. По-моему это слишком банально, лежит на поверхности, а Черняков не из тех, кто ходит прямыми путями. Collapse )