Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

«ВОЙЦЕК», Ю.Бутусов, «ОТКРЫТЫЙ ТЕАТР», Санкт-Петербург, 1997г. (10)

*
«Войцека» Бюхнер не дописал. Незаконченная рукопись пролежала в архиве более сорока лет. Исследователь и писатель К.Э. Францоз, первый, кто прочел и опубликовал пьесу, получил доступ к рукописи в 70-х годах позапрошлого века, когда рукопись серьезно выцвела, и для восстановления текста понадобилось воздействие химических реактивов. Забегая вперед, скажем, что реактивы сильно попортили бумагу, и сегодня полное восстановление оригинального «Войцека», несмотря на появление разнообразных технологий и способов, практически невозможно.»

Так получилось, что я видел постановку Бутусова в записи, примерно такого же качества, что и рукопись пьесы.
Изображение и музыка были записаны удовлетворительно, а вот разобрать текст оказалось практически невозможно, «несмотря на применение разнообразных технологий и способов» настройки эквалайзера.

Незаконченность пьесы, не помешала (а может даже и помогла) её шествию по театрам мира, не только драматическим, но и оперным («Воццек» Берга), и танцевальным («Войцек» Наджа). Да и не только по театрам, но и по кинотеатрам (кроме широкоизвестного фильма Херцога, пьесу экранизировали во Франции и в Венгрии).

Некачественная запись звука также не помешала спектаклю Бутусова воздействовать в полную силу. Получился своеобразный эксперимент по вычитанию слов из театра. Что остается, если изъять текст? Остается театр – сценография, танец, пластика, костюмы, лица, жесты, интонации. Речь, превращенная в нечленораздельное мычание, нисколько не менее выразительна, чем членораздельные слова.

Кстати, полное восстановление оригинального «Войцека» Бутусова оказалось не под силу и самому Бутусову, когда он делал возобновление спектакля с другими актерами. Осталась адекватной только несовершенная запись.

На пленке воспроизведен поток сценического действия, поток образов принадлежащих столько же драматическому театру, сколько и танцевальному, и цирковому, и эстрадному.

Драма Бюхнера "потерялась", то есть оказалась лишена привязки ко времени и месту. Если не знать, когда она была написана, ее можно отнести скорее к началу 20-го века (к немецкому экспрессионизму). А можно и к середине 20-го века – к драмам абсурда, а можно и к чернушной новой драме конца века. Можно подставить любое время и место. Бутусов спроектировал пьесу на родную почву, куда-то «между собакой и волком». Герои точно индивиды из книги Саши Соколова, одеты в черные шинели и грубые ботинки. По крайней мере в спектакль Могучего «Между собакой и волком» их всех можно смело переносить (и подумать о сквозных мотивах в постановках питерских режиссеров).

Художник Александр Шишкин построил модель мироздания. То же он делал и в «Годо», только там была бесконечная модель. Здесь – конечная, всё сжато в точку, сконцентрировано на пятачке.
Оркестр (три аккордеониста играют танго Тома Уэйтса) расположен сверху, как в цирке. На арене наклонный деревянный помост. Неустойчивость модели подчеркнута тем, что, во-первых, помост расколот надвое глубокой треугольной расходящейся трещиной. А, во-вторых, он дырявый, когда снизу включают прожектора, помост просвечивает насквозь.
Земная кора только кажется твердью, под тоненькой дырявой коркой – раскаленная лава, она в любой момент может извергнуться и сжечь все, что на поверхности.
Спектакль сжат не только в пространстве, но и во времени. Пьеса сильно сокращена, действие продолжается чуть больше часа, да еще дополнено танцами и цирковыми номерами вроде физкультуры Доктора или похмельного утра Капитана или совокупления Карла с шинелью. Каскад аттракционов - один за одним.
Все это помогло достичь такой высокой концентрации театральной энергии в маленьком плотном ядре, что произошла ядерная реакция с высвобождением гигантской смысловой энергии.

Настоящий цирюльник. Войцек и Фигаро.

В основе пьесы Бюхнера лежит подлинная история лейпцигского цирюльника Иоганна Христиана Войцека.

У Бюхнера социально-заостренный взгляд (в биографических справках, как правило, упоминают, что именно он был автором слогана «мир – хижинам, война - дворцам»). Корень драматического конфликта пьесы в социальном неравенстве. Но Бюхнер смотрит на проблему гораздо мрачнее, чем автор другого (севильского) цирюльника-простолюдина эпохи буржуазных революций – Бомарше.
Войцек – анти-Фигаро. Простак, а не пройдоха. В этой роли Трухин заявляет особую, «свою» тему (продолженную затем в роли блаженного Астона из «Сторожа»).
Взгляд Бомарше революционный и оптимистический – будущее принадлежит простолюдинам, трудящимся, а не тем, кто «взял на себя лишь труд родиться». Легковесность такого оптимизма сразу заметна, как только проведешь ссылку от бритвы Фигаро к гильотине («национальной бритве»).
Пессимистический взгляд Бюхнера - жесткая и желчная реплика на жизнерадостную пьесу Бомарше о цирюльнике - герое нового времени. До поры до времени живущие во дворцах, могут смело подставлять свое горло под бритву цирюльника, не опасаясь, что бритва полоснет по горлу. А когда лава прорвется, пострадают не только и не столько они.

Однако спектакль Бутусова не настаивает на социальном взгляде (впрочем, и не отвергает его). У спектакля просто нет времени на чем либо настаивать или отвергать, нет времени на развертку – быстро проносится то одна ассоциация, то другая. Даже и быстрый темп здесь не абсолют, а контрастный фон для самой ключевой «тихой» сцены – встречи Войцека со стариком (артисту Михаилу Девяткину было за восемьдесят, такой возраст не сыграешь, это подлинное).
Спектакль переходит на следующую ступень, возникает совершенно внесоциальный взгляд на одиночество человека. Войцек-сирота во враждебном окружении. Совсем как Хома Брут из «Вия» Нины Чусовой. Он живет среди вурдалаков, словно в заколдованном месте. Мир ловил его и в конце концов – поймал. В финале нож Войцека находит жертву, Войцек «оборачивается» (можно вспомнить «Смерть Тарелкина», поставленную Бутусовым в развитие образа «мира вурдалаков»).


Театр масок.

Театральный план спектакля (формотворчество) насыщен также плотно, как и содержательный. Использование масок задано уже автором пьесы. Среди действующих лиц Капитан, Доктор – традиционные персонажи. Мария (Ольга Муравицкая) также вполне символическая фигура, она помогает Войцеку-Трухину подчеркнуть евангельские мотивы («нищих духом»).

Режиссер добавил маски от себя – сцены Войцека и Капитана решены как диалог Белого и Рыжего клоунов (этот прием будет использован потом в «Воскресении. Супер»), таким образом Капитан (Михаил Пореченков) обьединяет две маски. Итальянского Капитана и циркового Рыжего.

А главная режиссерская добавка в пьесу – дурачок Карл (Константин Хабенский). Это лицо от автора, он собщает названия эпизодов и место действия (по мейерхольдовской традиции спектакль разбит на короткие эпизоды), он постоянно подмигивает зрителям, но еще и играет роли – то сына Войцека (Войцека-2, Карла Францевича Войцека) то приятеля Войцека, блаженного, но по-другому. Обритый наголо Шут (как Даль в фильме Козинцева) не вовлечен в трагедию, как Войцек-1, а отстраняет трагический балаган.
Tags: Бутусов, театр
Subscribe

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments