Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

«ЧЕЛОВЕК-ПОДУШКА», К.Серебренников, МХТ им.ЧЕХОВА, 2007 г. (7)

*
Зрительского успеха не будет. Уже через полчаса после начала зрители пара за парой потянулись к выходу и после антракта ряды сильно поредели.
Спектакль не кассовый, а фестивальный и в таком качестве он безусловно удался.

Автор пьесы и режиссер, что называется, нашли друг друга. Кому как не Серебренникову ставить чернушно-стебно-притчевого Макдонаха. Кому как не Макдонаху выводить режиссуру Серебренникова из шекспировского тупика («Фальстаф», «Антоний и Клеопатра»).

Черный черный принц

Пьеса из тех, где действие происходит в воспаленном сознании автора. Главный герой Катуриан Катуриан (привет Гумберту Гумберту) - писатель. Его сознание нагружено многочисленными комплексами – комплекс исключительности, комплекс вины, комплекс инфантильности (этим пьеса похожа на поставленного недавно в театре им.Пушкина «Черного принца» Айрис Мердок, с поправкой на чернушность новой драмы). Он работает на скотобойне, живет со слабоумным братом и пишет рассказики про маленьких детей, граница между реальностью и вымыслом напрочь стерта.

На роль черного принца назначен актер по фамилии Белый, а белая подушка из названия пьесы зарифмована с черным мешком на голове приговоренного к казни. Это вкусные штрихи, но здесь есть и несколько сильных режиссерских приемов, составляющих несущие конструкции спектакля.

Один прием уже был применен при постановке «Откровенных полароидных снимков» - пьеса британского автора сильно русифицирована. Спектакль заводит с первой же сцены потому, что действие перенесено в наше здесь и сейчас (и всегда). Обстановка застенка, костюмы и манеры двух следователей очень узнаваемы – гиперболическое отражение страха индивидуума перед государством и обществом, комплекс вины вечно подследственного. И комплекс и пара следователей кафкианские, но это «наша кафка». Патлатый Ариэль и старорежимный Тупольски из советских 70-х годов (очень точные работы Чурсина и Сосновского, на костюмчике злого следователя угадывается комсомольский значок, а в кармане пиджака доброго следователя – партбилет). Но не только, они еще и из «Смерти Тарелкина». Поскольку эти следователи – продукты больного воображения извращенца-писателя, они сами являются извращенцами, а добрый следователь также и писателем. Рассказ про глухого китайского мальчика, который он сочинил, явно принадлежит тому же автору, что и все остальные рассказы из «подушки». В России образ человека-подушки вызывает дополнительную ассоциацию, кажется Хлебников таскал в наволочке от подушки свои стихи.

Очень работает на узнаваемость и обильный мат. Вообще-то я не сторонник стирания грани между нормативной и ненормативной лексикой (такое стирание обедняет язык), но в данном случае это полностью оправдано художественной задачей. Среда враждебна для подследственного не только психологически и физически (наездами и избиениями), но и лексически (а это на него особенно действует, ведь он же писатель).

Таким образом, первый режиссерский прием (русификация) позволяет театрализовать первый комплекс героя – комплекс вины, комплекс отщепенца.

Второй прием театрализует инфантильный комплекс. На протяжении всего действия по бокам сцены слева и справа сидят два человека в черном (мужчина и женщина), они управляют действием, дирижируют акустической партитурой. Они же играют роли «па» и «ма». Родители – король и королева, даже давно умершие (убитые той самой подушкой), продолжают господствовать в подсознании героя и управлять миром. К тому же пара властных родителей рифмуется с парой следователей, представителей власти.
А противостоящий им герой также раздвоен на добропорядочного члена общества (розового поросенка среди розовых поросят) и второе-я, брата, умственно неполноценного или скорее «не такого как все» (зеленого поросенка, Кравченко поросенка и играет). Комплекс отщепенства превращается в комплекс исключительности. Джекиль, Хайд, принц белый, принц черный.

Третий прием – смелое сочетание черного юмора и натурализма. Чернуха в тексте сразу достигает такой концентрации, что выпадает в осадок, а это ставит перед режиссером сложную задачу. Всерьез относится к отрезанным пальчикам и девочке-Иисусу нельзя. Но превратить в стеб, значит обесценить пьесу. К.С. нашел тонкую грань. Он сочетает интонацию страшных рассказов у костра (черный черный принц выходит из скотобойни… черный черный принц подходит к школе… черный черный принц встречает маленького маленького мальчика…) и шоковые сцены (от избиения героя до выстрела в голову - кровь по стене).

Точка-многоточие

Все эти приемы позволили превратить депрессивную пьесу в яркий спектакль.
Но зачем?
Зачем всё это путешествие в подвал подсознания психопата? Если из клиники нет выхода, всё превращается в «пугает, а мне не страшно», в историю болезни с однозначным концом.
Спасает от однозначности пьесу (и спектакль) финал. Здесь Макдонах проявляет исключительный драматургический дар. Писателю дают десять секунд до выстрела, он сочиняет последнюю сказку, но предсказуемо несчастливого конца у сказки нет. Десять, девять, восемь и на счет «четыре» добрый следователь производит неожиданный выстрел. Смерть прерывает сказку на полуслове. В нарушении всех законов театральной пунктуации поставлена такая точка, что одновременно является и многоточием.
Tags: К.С., МакДонах, театр
Subscribe

  • Народный артист СССР

    . «Уходят наши, вот еще один ушел навсегда» Уходит эпоха "народных артистов СССР" — Бельмондо, (Жан Марэ, Луи де Фюнес), Делон, Ришар, Депардье.…

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments