Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

«ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА», М.Кушей, НИДЕРЛАНДСКАЯ ОПЕРА, 2006 г. (9)

.
Клетка в клетке.

На сцене уже традиционная для режиссеров нового европейского театра «коробочка». Стеклянная хай-тек коробочка (в нее как в золотую клетку заключена Катерина). Прямоугольная, ярким белым светом освещенная и пустая – никакой мебели, только на полу множество пар женских туфель. Наверное муж и родственники надарили, а надеть некуда. Молодая купеческая жена никуда не выходит, только с тоской смотрит в зал через стекло.

Комната Катерины стоит посередине сцены, а вокруг темнота, но при появлении хора (рабочих) темнота понемногу рассеивается, свет подается на всю сцену и мы видим, что хай-тек коробочка находится внутри другой коробочки – из серых досок. Клетка за глухим забором, рабочие, как заключенные, а Катерина заключенная вдвойне. Сергей влезает в комнату к Катерине с крыши, потом свекор ходит по крыше с фонариком. Потом после убийства призрак свекра мерещится Катерине – ходит с тем же фонариком по боковой вертикальной стене из досок.

Картинка очень сходна с той, что была в «Электре», только белая коробочка развернута на 90 градусов, а функция у нее та же, она служит резонатором, где собирается накапливается разрушительная энергия. Еще больше сходства с «Электрой» добавляет типаж главной героини. Эва-Мария Вестбрук - рослая, нордическая блондинка – в черном кружевном белье и глаза подведены черной тушью. Похожа не только на античную героиню, но и на вагнеровскую валькирию (акцент сделан на физической силе, на силовом единоборства при первой встрече с Сергеем). Немецкие ассоциации вызывает и свекор (Владимир Ванеев) – боров, кусок мяса, плотный, квадратный, глаза щелочки (похож на другого Штрауса - известного политика времен ФРГ). Катерина и ее свекор два самых мощных и убедительных образа и актерски и вокально.
Это совсем не про Россию (ровно также, как и «Электра» не про Грецию) никаких национальных привязок к времени и месту в спектакле Кушея нет. Костюмы общеевропейские, свекор – босс в черном костюме, рабочие - в синих комбинезонах, священник больше на католического похож, форма полицейских – черная, высокие фуражки скорее латиноамериканские.

Поначалу и музыка похожа на музыку Рихарда Штрауса – резкая, экспрессивная, агрессивная. И постановка точно ей соответствует. Одна жестокая сцена сменяет другую – групповое изнасилование Аксиньи (работники набрасываются на нее, пристраиваются в очередь, как зэки у Шаламова), совокупление Катерины с Сергеем (ритмично пыхтящее и взвизгивающее музыкальное сопровождение и синхронно с ним работает мигалка - вспышки яркого света дают последовательность порнографических картинок), избиение Сергея (крови не жалеют), смерть отравленного свекра (в черной грязи на авансцене). Режиссер вслед за композитором последовательно нагнетает тьму. Чернуха покруче, чем в нашем перестроечном кино и в театральной «новой драме». Лирика в музыке появляется только в любовной сцене Катерины и Сергея уже после первого убийства. Но это очень короткий промежуток, за ним следует второе убийство, сцена в полицейском участке (с обязательным в новом европейской театре переодеванием массовки прямо на сцене), свадьба, как апофеоз скотства (хор поет "Горько! Горько", а в английских титрах "Kiss her! Kiss her!"), и, наконец, тюрьма.
Здесь музыка меняется в сторону Мусоргского. Сцена разделена на два этажа. Внизу - подвал (или трюм корабля), под завязку забитый грязными полураздетыми арестантами. Сверху (на палубе) - конвой с собаками.

Нет катарсиса.

Измена Сергея с Сонеткой – кульминация действия. Узнав об этом, Катерина пробивается через толпу заключенных вперед, падает на колени и издает долгий крик. Кажется, что черный рот на белом лице растягивается до немыслимых размеров, но звука не слышно. Оркестр в этом момент играет так громко, что заглушает все другие звуки.
Вдруг музыка обрывается. Свет на сцене гаснет, только один яркий луч направлен на Катерину. Она словно остается одна, встает с колен и в этот момент кажется, что наступило просветление. Она спокойна и величественна. Поет песню о черном озере. Но это не катарсис, не просветление, а последнее решающее затемнение. Катерина приняла решение, улучшив момент она накидывает на шею сопернице чулки (те самые, которые Сергей выманил у Катерины) и вместе с ней тонет в людском месиве.
Все заканчивается печальным хором арестантов, постепенно стихающим по мере того как коробка-трюм медленно опускается под сцену, на сцене остаются только полицейские с собаками.

Создана вполне законченая и замкнутая модель, картина мира тотально бесчеловечного и потому вызывающего тотальное отвращение. Темные источники, бьющие из глубины подсознания, ничем не уравновешены, потому что все институты, сдерживающие звериные инстинкты, извращены, повернуты оборотной низменной стороной. Место любви занимает похоть. Место веры, религии - поп-функционер. Место общества, государства - продажная полиция.
Tags: театр
Subscribe

  • 51 минута вечности

    * «НЕ ГОРЮЙ», Ю.Погребничко, ОКОЛО, Москва, 2021г. (9) Продолжительность 51 минута. И точка. Ни минутой больше, ни минутой меньше. И не надо. Всё…

  • Живой и мёртвые

    . «МЕРТВЫЕ ДУШИ», Р.Матюнин, ВШСИ, Актерско-режиссерский курс О.Тополянского и К.Гинкаса, Москва, 2019г. (9) Живой, теплокровный, «малиновый»…

  • В течении часа и больше никогда

    * «СЕРЁЖА ОЧЕНЬ ТУПОЙ», В.Жуков, ВШСИ, Мастерская К.Райкина, Москва, 2021г. (8) Это был мой первый спектакль по этой пьесе Дмитрия Данилова…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments