Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

В течении часа и больше никогда

*
«СЕРЁЖА ОЧЕНЬ ТУПОЙ», В.Жуков, ВШСИ, Мастерская К.Райкина, Москва, 2021г. (8)

Это был мой первый спектакль по этой пьесе Дмитрия Данилова (автора "Человека из Подольска").
И не последний - приехал домой из театра и сразу посмотрел на Ютуб каноническую версию Угарова с Любимовки-2017 (там читка, но выглядит как полноценный спектакль и по некоторым театральным параметрам даже превосходит спектакль студентов Райкина, им бы еще электронные часы поставить, пустить обратный отсчет и спектакль готов).

Как и «Человек из Подольска», этот театральный этюд (притча, коан) допускает совершенно разные толкования, подходы и сценические воплощения.
По тем двум, что видел вчера, можно сказать, что пьесу взяли в вилку.

Версия Угарова очень сильно заземлена, погружена в социальную реальность, а версия Жукова наоборот очищена от социальной конкретики (даже скандальную фразу про Ленинский проспект убрали).

В версии Угарова Серёжа значительно старше, чем в пьесе, и явно имеет советские и даже досоветские корни (за главного героя читает сам Угаров и выглядит как Вечный Диссидент противостоящий и "самодержавию" и "народности", как Вечный Жид, как Человек из Мытищ в версии театра ОКОЛО, постоянная величина с уже сложившимися идеалами и фобиями).

В версии Жукова наоборот, Серёжа значительно моложе чем в пьесе. Данила Теплов очень органичен и совсем юн, реакции персонажа на странные события пьесы выглядят вполне естественно, но в финале в сценах с женой приходится делать скидку на возраст (как очень часто бывает в студенческих спектаклях, когда играют пьесу про взрослых людей).
Можно было бы вытащить из такого возрастного несоответствия очень интересный поворот темы – «инфантильный креакл», мужчина-мальчик, муж-ребенок, во всех социальных контактах (с женой, с гостями) принимающий роль ведомого. Но воплотить такое решение очень сложно (сыграть мальчика-мужчину намного сложнее, чем просто мужчину или просто мальчика).

В обоих версиях из забавного анекдотического каламбура («будем у вас в течении часа») развертывается ситуация серьезная и тяжелая. Но тяжесть возникает в разных местах и между разными персонажами.

В версии Любимовки между креаклом и курьерами (чистый и нечистые, он говорит "умирать", они говорят "помирать" - запад и восток, и вместе им не сойтись, каждый живет в своем мирке, движутся по траекториям, которые в обычной жизни пересекаются лишь формально – получите, распишитесь, но стоит допустить неформальность и сразу проскакивает искра. В финале все успокаивается, пьеса сходит на нет, искра гаснет - на этот раз пронесло, но память о часе, проведенном с курьерами из Службы (доставки) ушла на дно сознания к самым сильным фобиям.

В версии ВШСИ курьеры условно-кафкианские (и вместо страшной казачьей песни они по-казачьи поют «Поворот»). А искра проскакивает в самом финале, между мужем и женой.


Пьеса построена на библейском фундаменте. Пять персонажей пьесы это бездетные супруги Авраам и Сарра и три гостя.
В версии Угарова этот фундамент остается скрытым, хотя на обсуждении наиболее проницательные зрители его обнаружили. В спектакле ВШСИ библейские ссылки предъявлены впрямую – слайд с "Троицей" Рублева.

"В жаркое время дня сидел Авраам у шатра своего и вдруг увидел перед собой трех мужей. Бросился к ним Авраам и поклонился до самой земли." Быт. 18:2

Очень тупой Серёжа не бросился, не поклонился, а испугался. Проекция библейской истории в наши дни сразу демонстрирует тут принципиальную разницу и даже антагонизм. В результате и Серёжа и Авраам получают от трех курьеров некую посылку, Авраам ее с радостью принимает, Серёжа от нее избавляется.

У Угарова это выглядит вполне логичным, он и не мог ничего принять «от них» (и «от Него»). А вот Сереже-Теплову это избавление дается с большим напряжением. За разговором с женой чувствуется серьезный подтекст. У зрителя возникает тяжелое предчувствие, что сейчас на наших глазах происходит нечто непоправимое. Это оттого, что то же самое чувствует герой, его вибрация передается в зал. Он вполне ясно осознает, что стоит у черты, ему был дан шанс и второго не будет (посылка ушла кому-то другому).

Тут и возникает вполне конкретная догадка, что же является исходным, самым важным, но очень глубоко скрытым событием пьесы (или по меньшей мере спектакля райкинцев, если автор это не предусматривал в явном виде ). Событие настолько важное, что о нем не говорят и предпочитают не думать, оно вытеснено в подсознание и может быть показано только косвенно, только с помощью аллегории свертка.

Таким событием является аборт.
Tags: ВШСИ, театр
Subscribe

  • Время собирать камни

    . Зачем это Хабенскому понять можно. Статусный актер должен иметь свой театр. У Миронова, Меньшикова, Безрукова, Машкова уже есть театры. И крупных…

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments