Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Играем Островского на мужском курсе

*
«ОСТРОВСКИЙ. Пьесы», Е.Закиров/А.Локтионов, ГИТИС (Мастерская Женовача), Москва, 2021г. (9)

Два действия – две пьесы. Сначала «Бесприданница», потом «Без вины виноватые».

В каждом действии поставлен НЕ фрагмент пьесы, а вся пьеса, но в пунктирном, сильно сокращенном виде – драматический дайджест. Сокращено все вводное, второстепенное. Выделено главное: завязка, конфликт, основной сюжетный стержень и развязка.

Это НЕ два спектакля. Два действия в постановке разных режиссеров воспринимаются как части единого спектакля «Играем Островского».

Что объединяет.

1. Выбор пьес и режиссерский подход

1.1
Выбраны самые мелодраматичные, самые «женские» пьесы (драма Ларисы, драма Кручининой – зрительницы многих поколений слезами обливаются), репертуарные хиты старого театра.

При этом «Бесприданница» поставлена про жизнь, «Без вины виноватые» про театр. «Бесприданница» про мужское-женское, «Без вины виноватые» про отцы-дети (то есть матери-дети). Социальные полюса «Бесприданницы» - богатые-бедные, социальные полюса «Без вины виноватых» - знаменитые – незнаменитые, люди-актеры. Таким образом две пьесы, как две половинки, дополняют друг друга и вместе составляют целое – мир Островского.

1.2.
Режиссура мужская, сильная, современная, предельно жесткая (содержательно, не формально) с переносом внимания на драму героев мужчин (Карандышева и Незнамова соответственно).

Про содержательную сторону надо говорить отдельно, а пока про форму. Современная режиссура это еще и режиссура пространства, картинки, не только текста (зрители слышат один спектакль и параллельно видят другой, два потока взаимодействуют).
И тут, если обратиться к программке, можно увидеть дополнительную перекличка между частями – идея пространственного решения первого действия принадлежит режиссеру второго. Пространство в обеих частях играет, в обеих частях играет свет, при том совершенно по-разному.

В «Бесприданнице» свет делит сценическое пространство на три зоны. Центральная зона слабо освещена и основная часть спектакля представляет собой театр силуэтов. Эффектно и при том не превращается в формальный прием. Такое специальное, слабое освещение (как будто из-за горизонта) задает художественный образ – ночные посиделки у костра, пикник на природе.
Делая несколько шагов в глубину сцены актеры оказываются у задника в зоне света.
Делая несколько шагов к авансцене актеры оказываются вплотную к зрителям и с помощью фонариков освещают себе лицо – главные монологи поставлены как внутренние монологи, самое главное говорится себе (и зрителям), а не партнерам.

Первое действие тёмное, а второе светлое. Если первое действие происходит на ночном пикнике, то второе в театре, где нет дня и ночи. Источник света здесь искусственный, театральный - лампочки у зеркала гримировочного столика. Они вспыхивают и гаснут в соответствии с эмоциональным состоянием сцен. Световая кардиограмма в финале учащается до предела и разрыв сердца – темнота.

2. Ансамбль

Постановки пьес режиссерские, но их и актерский ансамбль объединяет. Мужской актерский ансамбль.
Этот курс мужской. Девочки, судя по «Ворону», потенциал имеют и демонстрируют, но в полной мере он пока не раскрылся. Мальчики намного ярче и сильнее.
Мужская пятерка исполнителей (Антипенко, Мара, Миллер, Ромашевский, Трухин) это уже готовый профессиональный ансамбль, который и Островского покорил и Шекспира (главные роли в двух шекспировских постановках курса играют они же Ричард-Мара, Гамлет-Миллер, Клавдий-Антипенко, Полоний-Ромашевский).
[Вышесказанное относится к актерской группе курса, в режиссерской есть Майя Дороженко, она мальчикам-режиссерам ни в чем не уступает).]

Две пьесы сыграны одним актерским составом, при этом распределение ролей указывает больше на актерский диапазон исполнителей, чем на смысловую перекличку. Если бы озаботились простой преемственностью, то Робинзон из первой пьесы стал бы во второй Шмагой (а он стал богатым барином Дудукиным, в Шмагу превратился Карандышев).
И как лихо играют! Смена амплуа в пределах одного спектакля эту актерскую лихость еще усиливает.
Максимальный контраст у Трухина – мажор Паратов стал минором Незнамовым.

Продолжение (про шутинг на пикнике и чудо в театре) - https://lev-semerkin.livejournal.com/846939.html
Tags: ГИТИС, Мастерская Женовача, театр
Subscribe

  • 51 минута вечности

    * «НЕ ГОРЮЙ», Ю.Погребничко, ОКОЛО, Москва, 2021г. (9) Продолжительность 51 минута. И точка. Ни минутой больше, ни минутой меньше. И не надо. Всё…

  • Живой и мёртвые

    . «МЕРТВЫЕ ДУШИ», Р.Матюнин, ВШСИ, Актерско-режиссерский курс О.Тополянского и К.Гинкаса, Москва, 2019г. (9) Живой, теплокровный, «малиновый»…

  • В течении часа и больше никогда

    * «СЕРЁЖА ОЧЕНЬ ТУПОЙ», В.Жуков, ВШСИ, Мастерская К.Райкина, Москва, 2021г. (8) Это был мой первый спектакль по этой пьесе Дмитрия Данилова…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment