Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Красная гвардия

*
«В ОКОПАХ СТАЛИНГРАДА», С.Женовач, МХТ им.ЧЕХОВА, 2021г. (10)

Вот таким спектаклем должен начинать худрук главного драматического театра страны.

По смыслу именно «В окопах Сталинграда» следовало бы считать первым спектаклем Сергея Женовача на этом посту и его второй режиссерской работой в МХТ после «Белой гвардии». Два эти спектакля перекликаются очень во многом. Преемственность и по выразительным средствам и содержательно.

Прямо с самых первых минут начинается перекличка – «перебои с электричеством».
И пространство Александра Боровского продолжает и усиливает тему «земля дыбом» (рухнувший мост в первом спектакле и рухнувший занавес с осветительными конструкциями во втором).
И мужчины в шинелях продолжают военную линию.
И родной для Булгакова и Некрасова Киев, который здесь постоянно поминают (и надеются вернуться в город, который сейчас захвачен врагом).
И новый год в финале. И елка, только не рождественская (наверху красная звезда) и теперь она далеко от дома. Но мысли все равно о доме.

Забавная и совершенно случайная перекличка с последней премьерой Крымова. Нет, люстра не падала, но обрушения на сцене были даже более впечатляющие. С этого спектакль начинается. Но главное, что легендарный мхатовский занавес в этом участвует, он опять сыграл роль в спектакле. Как только его не использовали режиссеры, пришедшие на эту историческую сцену, и вот обрушили совсем, а левую половину еще и очередью прошили.

Начало спектакля сыграно неодушевленными предметами. А потом на развороченной сцене появляется человек, один, выживший.
Первые же слова Артема Быстрова – точное попадание в тон повествования и связь с нашим главным военным писателем, Львом Николаевичем. Рефлексия человека на войне. Почему я жив. Почему я один. Они были рядом и никого нет. И далее следуют "Сталинградские рассказы", рассказы про тех, кто был рядом.

Первая постановка - знакомство с труппой театра, тестирование. В данном случае с мужской половиной труппы, потому что взята «полностью мужская история» (слова режиссера). Много ролей, много актеров можно поместить в предлагаемые обстоятельства, на короткое время подсветить лучом и проверить на таком непростом материале, успеют ли создать портрет. Все до одного прошли испытание прекрасно, и ансамбль сложился - ни одной неверной ноты.

Портрет за портретом, монолог за монологом. Но тут не читка, не только слова играют, играет и то, что между слов. В спектакле несколько больших, огромных пауз – минут молчания. Мхатовский занавес, мхатовские паузы – Женовач поставил абсолютно мхатовский спектакль.

Актерские работы чередуются не как попало, они выстроены от вступления (роль от автора) через драматическую кульминацию (суд на начальником штаба) к смысловому итогу, новогоднему тосту. Последний мужской портрет в этой галерее так же важен, как и первый. Если от первого шла ниточка к Толстому, то от последнего к фильму «На всю оставшуюся жизнь» Петра Фоменко, учителя Женовача. У Сергей Сосновского суровая и простая интонация – как раз оттуда.

Эфрос писал, что ставил пьесу «На дне» так, чтобы в конце спектакля все сели вместе и спели хором. Так хороший дирижер с первого такта ведет симфонию к финальному аккорду и слушатель каждую секунду чувствует как звуки, темы складываются в единый поток, в реку, которая течет к морю и в финале впадает туда.
Женовач именно так ставит, чтобы в финале выйти на главную паузу, чтобы все вместе замолчали, застыли и образовали групповую фронтовую фотографию.
Tags: Женовач, МХТ, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments