Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

"Брошен в мир до срока"

*
«The TRAGEDY of RICHARD III», М.Дороженко, ГИТИС, Мастерская Женовача, Москва, 2020г. (7)

Почему спектакль называется по-английски и зачем некоторые сцены идут на языке оригинала, а остальные в переводе, - этого я не понял. Переход между языками обыгрывается только один раз, когда Ричарду, пришедшему (приковылявшему) на собрание королевской семьи делают замечание «спик инглиш, плиз».

К постановке можно предъявить и еще несколько подобных упреков, режиссерские решения сами по себе сильные, или по меньшей мере интересные, не проведены последовательно, не сведены в систему.
Режиссура отдельных сцен пока еще обгоняет режиссуру целого.

Сцены мрачные чередуются с веселыми, конкретные с условными.

На серьезный лад настраивает сценография - полотнище английского флага, красный крест (и струйки крови ) на белом фоне.
В таком же ключе решена сцена с окровавленным Георгом на цепи (Глеб Ромашевский) и выходы королевы-матери (Родины матери) в черном (Ольга Балацкая)
На серьезный лад настраивает и звуковое решение - не только тяжелые электронные аккорды музыки, но и конкретные звуки - лязг железа (грохочет цепь, Ричард бьет костылем в потолок).

Другие эпизоды решены в более условном, сатирическом, шутовском ключе. Уже упомянутое собрание королевской семьи:

или другая «политическая» сцена, зеркальная, по отношению к королевской - собрание горожан в люке:

«Пикейные жилеты» собравшись в кружок обсуждают («перетирают») политические раcклады в верхах - «Ричард это голова, я бы ему палец в рот не положил».

Или выход двух царедворцев Риверса и Гастингса, точный психологический этюд на тему «слабый характер» (Георгий Зигаленко) и «сильный характер» (Александр Антипенко). Впрочем, Ричарду нет дела до этих различий, он убирает обоих.

От стилевых нестыковок спектакль пошатывает из стороны в сторону, но это всё мелочи в сравнении с главной удачей – здесь есть главный герой, цельный и понятный.
Ричард, как острая стальная игла, сшивает куски разнородной театральной ткани.

Я пришел!

К этой пьесе Шекспира редко обращаются в учебном театре (на моей памяти впервые). А не рано ли студенту браться за такую роль? - постановка все опасения развеяла. Режиссер и исполнитель главной роли (Доминик Мара) нашли свой ход к персонажу, ход именно студенческий, от студента театрального института, от возраста и специальности. Ричард это я, молодой актер.

Ричард очень молод. Самый молодой из, тех, что я видел.
И самый играющий.
Человек еще не созревший, вброшенный во взрослую жизнь до срока.
Полу-человек. Полу-ребенок, полу-взрослый, в мышлении и действиях не скованный рамками морали - сильный, свободный и смелый, как это свойственно молодости, и в этом секрет его успеха.
Остальные персонажи пьесы слишком "человеческие", "воспитанные" и это их сковывает, застилает взор. Ричард – человек ровно наполовину, настолько, насколько нужно, чтобы ясно видеть цель и стоящие на пути препятствия, чтобы идти к цели не отвлекаясь.

Ричард – актер, человек играющий. С помощью игровых приемов он заявляет о себе (хлопушкой), разыгрывает войну алой и белой роз (бумажными цветочками) - обьясняет (сам себе и зрителю) как обстоят дела.
И в собственное уродство он играет.
Он постоянно играет с окружающими, "находится в образе". И обыгрывает легко, потому что по-детски отдается игре, но и контролирует себя по-взрослому, пока одним глазом буравит леди Анну, другим подмигивает залу. У него разные глаза – один живой, другой искусственный, эффектный прием, указывающий на двойственность.
Он играет, как ребенок, и жесток именно как ребенок, из интереса отрывающий мухе одну лапку за другой. И с леди Анной он играет, как белый паучок с черной мухой.

Ричард здесь самый обаятельный и самый талантливый, самый ясный и светлый (и одет в белое, и волосы выбелены) неожиданно светлый при таких темных мыслях и кровавых поступках.

Белая личинка вылезла из подполья и трепыхается в черном мире.

В спектакле есть совершенно замечательная предфинальная мизансцена - жертвы Ричарда выстраиваются перед сценой вдоль линии рампы, закрывая зрителям сцену и образуя нечто вроде занавеса. Первый раз вижу в театре такой «занавес из персонажей». И ведь это не из головы придумано, а из пьесы Шекспира взято, там в списке действующих лиц упомянуты «духи убитых Ричардом III людей» - вот они и вышли.
Мертвецы кричат «да здравствует король наш Ричард» и заигравшийся Ричард оказывается в конечном итоге королем мертвецов.
=======
Фотографии Ольги Швецовой, взял из группы вКонтакте https://vk.com/zhenovachi_21
Tags: ГИТИС, Мастерская Женовача, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment