Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Люди второй смены

*
«СПЯЩИЕ», О.Коршуновас, Москва/Рига/Лондон/Тель-Авив/Таллинн/Красноярск/Монреаль/Париж/Варшава, 2020г. (6)

Zoom-читка пьесы Ивашкявичуса во время карантина.
Актеры сидят по домам, читают по ролям, но в результате получилось больше, чем читка. Не скажу, что настоящий спектакль, но большие фрагменты полноценного театра были. Прежде всего в исполнении главных женских ролей.
Актрисы, сыгравшие трех сестер (Ксения Раппопорт, Гута Зариня и Аня Чиповская), представили вполне готовые развернутые роли (без зрителей, без партнеров, перед экраном ноутбука). И благодаря волшебной силе искусства (и режиссуре Коршуноваса) смогли сыграть и общение, отношения, даже историю отношений своих героинь.
К концу первого действия проснулась (так по пьесе) и мама сестёр. Лия Ахеджакова с фирменным обаянием и органикой дополнила образ семьи (несчастного женского царства). Конструкция пьесы условная, фантастическая, но образ мамы получился очень теплый и живой - особенно удался драматургу. Очень много таких узнаваемых, человеческих, женских проявлений и зритель-френдли монологов (ностальгический монолог про фейсбук, где в любое время дня и ночи тебя могут лайкнуть, как будто специально написан для zoom-исполнения и показа зрителям через интернет).

Пьеса напоминает футуристические опусы Сорокина.
Исходный посыл очень остроумный – из-за перенаселенности и нехватки ресурсов люди живут по-очереди, население Земли разделилось на две смены, пока одни живут-бодрстувуют, вторые спят (в анабиозе). Через 10 лет (продолжительность смены) они меняются местами.
Действие пьесы начинается в момент пробуждения второй смены и мы сразу понимаем, что эта смена женская и в ней доведены до предела тенденции современной западной цивилизации. Предел сатирический и даже саркастический. Выглядит эта цивилизация любви (однополой) и свободы слова (матерного) неприлично и преотвратно, что только усиливает зрительское восхищение игрой актрис, которые азартно собачатся одна с другой (или, наоборот, домогаются). Мужчины в этой смене тоже наличествуют, но занимаются обслуживанием женщин (в бытовом и профессиональном, но не в сексуальном смысле). Актеры еще добавляют сарказма – Гундарс Аболиньш в роли водителя-домработника Дуни, Николай Халезин и Григорий Гладий в ролях Петти и Пенни (сладкая парочка продюсеров).
Пожалуй, в этом главное отличие от Сорокина, у того сарказм направлен на общество мужское, авторитарное, патриархальное.
Здесь все авторитарное отнесено к первой смене и поначалу мне казалось, что сатира на первую смену, на мужской мир будет во втором действии и тогда в финале оба действия пьесы сложатся в картину «спящих врозь» и в этом «врозь» будет обнаружена главная проблема (мужское и женское начало нельзя разрывать, они должны находится вместе в динамическом равновесии, как Инь и Ян, притягиваясь и отталкиваясь, соперничая и дополняя друг друга).
На принцип обьединения работает и международный состав актерской команды (то ли это бывший СССР продолжает жить в театральном измерении, то ли грядущий Русский мир формируется в виртуальном мире поверх государственных границ и карантинов).

Однако никакого вывода о неразрывности в спектакле не оказалось, и драматург и режиссер и все без исключения актеры оказались сами настолько людьми второй смены, что первую смену воспринимают как нечто абсолютно потустороннее, чужое и враждебное, тут уже не до сатиры и не до сарказма. Достаточно сказать, что на крохотную роль руководителя первой смены (зовут его, как можно было догадаться, Вольдемар Вольдемарович :) приглашен Виктор Шендерович и за 40 отведенных ему секунд он торопиться изрыгнуть в экран всю свою прогрессивную сущность.

Можно, кстати, не только Сорокина вспомнить, но и Вырыпаева - «Иранскую конференцию». Ксения Раппопорт прямиком оттуда перешла в «Спящих», но там ее демократическую журналистку показали со стороны, как одно мнение среди множества других (у Вырываева не две смены, а десять смен – по числу действующих лиц, и слово дано каждому). Здесь же тотальное единомыслие, черно-белая схема и Ксении Раппопорт доверен пылкий и вполне «карабахский» месседж – война до победного конца, никаких переговоров с врагом, никаких компромиссов, никаких уступок: Женщины! Все люди второй смены! Проснитесь! Свобода зовет на баррикады! Карфаген мужской цивилизации должен быть разрушен!

Впрочем, героиня не кровожадна и воинственна совсем не по-мужски. Гуманитарных бомбардировок она не предлагает, она предлагает разрушить Карфаген изнутри, мягкой силой - пропагандой свободы.
И у автора пьесы тоже нет никакой мужской веры в победу, он преисполнен пессимизма. Можно переделать сексуальную природу человека, но не волю к доминированию/подчинению, а потому вторая смена обречена. Она устанет от своей свободы, сама наденет на себя наручники, как это сделал Петти, и уснет.
Tags: Коршуновас, театр
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments