Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Европейская Тоска

*
«ТОСКА», М.Штурмингер, Зальцбургский Пасхальный фестиваль, 2018г. (6)

Режиссер в музыке не растворился и в актерах не умер. Живучий оказался. Совсем как барон Скарпиа. Скарпиа в этой постановке не умирает от ножа Тоски.

А все потому, что в заглавной героине оперы (в исполнении Ани Хартерос) не оказалось требуемой по романтическому сюжету мощи – ни в голосе, ни в руке. Не ударила в грудь (убив насмерть, одним ударом), а пырнула в живот (тяжело ранив). Скарпиа (Людовик Тезье), напротив, и вокально убедителен и физически очень силен. Не только на велотренажере занимается (в своем кабинете), но, видимо, и пресс качает.
На последних секундах 2-го действия он, лежавший трупом посреди сцены, вдруг оживает и занавес закрывается (на самом интересном месте !), когда Скарпиа медленно встает, опираясь на стол.

В антракте можно было бы поразмышлять, что это сие означает и к каким дальнейшим изменениям в сюжете приведет, но антракта в кинотрансляции не было. Занавес сразу открылся и мы оказались … нет не в тюрьме, как полагается в канонической версии «Тоски». Вот эту «неожиданность» как раз можно было ожидать, ведь и первое действие спектакля начиналось не канонически, не в церкви.

Трансляция начинается с появления дирижера (Кристиан Тилеманн) в оркестровой яме, он дает музыкантам сигнал приготовиться и хитро улыбается – в этом момент раздается оружейная пальба, занавес открывается, действие спектакля начинается с затакта, с налета на полицейский фургон, перевозящий преступника, и только с последними выстрелами, когда Аттаванти бежал, вступает оркестр, декорация меняется и мы переносимся, как положено, в церковь. Но и здесь режиссер не следует канону даже в мелочах – Каварадосси не живописец, а скульптор, он работает не над картиной, а над статуей.

В третьем действии режиссерское вмешательство в сюжет становится более существенным. И в результате Тоска не кончает самоубийством, прыгнув с крыши, а погибает в перестрелке.

Затакт третьего действия – сцена в спальне католического пансиона для мальчиков, тех самых, что учились живописи и пели в церковном хоре в первом действии спектакля. Полицейские агенты отбирают пять человек. Зловещая тень Пазолини начинает протягивать ниточку от Рима Скарпиа к республике Сало, но все оказывается не так страшно – из мальчиков набирают расстрельную команду. Видимо решили сэкономить и не нанимать новых статистов для сцены расстрела. Мальчики и так участвуют в первом действии, почему бы и расстрел им же не поручить, резонно рассудил режиссер. Какие могут быть еще объяснения кроме экономических … вот разве что аллегория на тоталитарный характер системы образования – из детей готовят слуг режима (днем учат хоровому пению, практические занятия в церкви, ночью – стрелять, практические занятия в тюрьме).

Опера поставлена как боевик - с перестрелки начинается, перестрелкой заканчивается. Тоска убеждается, что мальчики застрелили Каварадосси не понарошку, а взаправду. И тут же она понимает, что со Скарпиа вышло ровно наоборот. На крышу поднимается Скарпиа с револьвером, он стреляет в Тоску, Тоска стреляет в Скарпиа. Три трупа на крыше, между ними растерянно бродит мальчик. Занавес.

О музыкальном впечатлении. Поневоле сравниваешь, с «Тоской» которую видел последней, у меня это была азиатская «Тоска» Мариинского театра (Гергиев, Гулегина, Мавлянов, Ганбаатар - https://lev-semerkin.livejournal.com/679369.html).
Общее оркестровое решение оказалось сходным – очень мощный, очень драматический оркестр. Гергиев и Тилеманн к финишу пришли ноздря в ноздрю, хотя поначалу Гергиев отставал.
Антоненко (Каварадосси) победил Мавлянова за явным преимуществом, вот разве что выглядит он теперь несколько расплывчато, зато поет превосходно (Мавлянов наоборот был строен и визглив). Посмотрел программки гастролей рижской оперы в 2007 году, Антоненко ведь был Сергеем в «Леди Макбет» и Хозе в «Кармен», но никаких следов в памяти не оставил. И в откликах в ЖЖ по горячим следам тоже, ни в тексте, ни в комментариях даже не упоминается его фамилия. А теперь не заметить и не оценить его невозможно.

Однако главное в «Тоске» все же Флория.
Мелкокалиберная Тоска Хартерос проиграла крупнокалиберной Тоске Гулегиной, по этой причине и в целом сравнение с той азиатской «Тоской» эта европейская «Тоска» проигрывает.
Tags: theatrehd, опера, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments