Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Горе от ума-XXI

*
"ГОРЕ ОТ УМА", Н.Коляда, КОЛЯДА-ТЕАТР, Екатеринбург, 2018 г. (10)

Зимние каникулы – театральное безвременье, промежуток, смотришь спектакли, как правило, проходные, а по-настоящему театральный год в Москве начинается (вот уже в седьмой раз) с гастролей Коляда-театра.

А гастроли начинаются, как правило, с постановки новой, программной, по классике. Большой Коляда. Первые гастроли, на которых я был, начинались с «Бориса Годунова», а следующие с «Маскарада», «Мертвых душ», «Фальшивого купона», «12 стульев». Нынешняя московская премьера «Горя от ума» из этого ряда. Театр держит уровень, и что особенно важно, держит свою тему. В новой постановке видны знакомые приемы и смысловые отсылки к лучшим постановкам прошлых лет – к «Гамлету», к «Вишневому саду», к «Мертвым душам».

Классическая пьеса опущена в современный китч. Яркий, блескучий, дешевый русский XXI-й век. Народная стихия, которую режиссер знает, понимает, чувствует, умеет использовать театрально и опираясь на нее ставить классические тексты.

Поначалу все очень просто – заводная яркая кутерьма фамусовского дома, не дворянского, а новорусского, не столичного, а провинциального (впрочем у нас и Москва-большая деревня). Задорные пляски под музыку бум-бум, ночные обжимания Софьи с Молчалиным, Фамусова с Лизой, тележка из супермаркета, самогонный аппарат. Игра на понижение. Но за пьесу нисколько не обидно, потому что драйв, потому что смешно и узнаваемо, потому что играют от души. А пьеса … видели мы возвышенные постановки «Горя от ума», пусть будет и сниженная.

Однако первое впечатление о низменной природе спектакля оказывается ошибочным, спектакль готовит зрителю много сюрпризов, перевертышей и настоящих взлетов.

Постановка выстраивается постепенно, с низкого слоя, как с фундамента, прочного и простейшего смыслового основания, твердых театральных рамок и правил игры. Она отталкивается от игровой и китчевой стихии и …

… но это всё потом, а когда в доме Фамусова появляется Чацкий, снижение достигает апофигея. В русский китч, дешевый и однообразный вторгается китч импортный, китч в квадрате и поражает обитателей дома в самое сердце. Такого цвета вырви-глаз-красного здесь еще не видели, таких фасонов не носили - красный костюм в обтяжку, красная шапка с высокой тульей. Так здесь еще не танцевали, так быстро ногами не перебирали. А Чацкий еще и игрушку привозит модную – ждуна - и всех одаривает.

Снижение и осовременивание пьесы «Горе от ума» освобождает ее и от «ума» и от «горя» все становится очень весело и глупо, но при этом обнажается сухой остаток – «основной инстинкт» (вот поэтому стены украшены коврами с оленями и на них стоит не один олень, а два, сцепившись рогами). Соперничество Чацкого и Молчалина из-за Софьи движет интригу при любом снижении, и слова Фамусова «что за комиссия создатель быть взрослой дочери отцом» нисколько не утрачивают смысл. Александр Сысоев играет Фамусова очень органично, и выглядит вполне нашенским папашей и реплики в стихах звучит как родные.

Спектакль открывает в фундаменте пьесы основные инстинкты – любовные игры, соперничество, забота о потомстве. Представляя зрителю новое поколение актеров труппы он вводит в действие новую молодую энергию, впускает молодую кровь и эта молодая кровь играет (во всех смыслах и в театральном тоже). Поначалу энергия только телесная, животная, низкая. Чацкий – новый олень в стае и Молчалин сразу его испытывает, а потом еще и компанию своих дружков-самцов-оленей приводит и они окружают новичка.

Этот Чацкий (Игорь Баркарь) похож на молодого Ягодина – альфа-самца старшего поколения труппы. И он оказывается наследником не только по ртутному пластическому рисунку, но и по содержательному наполнению, когда в очередной танцевальной сцене (казалось бы всего лишь разрядка, пауза между сценами драматическими) китч поднимается до символа. Хоровод вокруг ждуна сгущается и вдруг приобретает совсем другое наполнение – толпа начинает поклоняться ждуну. Остановка действия на низком слое оборачивается движением мысли на слое высоком и тогда танцевавший вместе со всеми (лучше всех, впереди всех) Чацкий выходит из хоровода, уходит в дверной проем и замирает буквально «прислонясь к дверному косяку», в мизансцене Ягодина-Гамлета, и молча смотрит на всё на это. Актер, который так прекрасно азартно двигался, теперь играет неподвижно. Он держит паузу, он наполняет ее чувством и мыслью, он держит внимание зала. Потом паузы возникают все чаще, длятся все дольше, а ждуны переходят в наступление и Чацкий в отчаянии закрывает лицо руками (тут вспомним Гоголя из спектакля «Мертвые души»).

Китчевый Чацкий оборачивается Гамлетом. А модная игрушка ждун оборачивается языческим божком. Танцы в доме Фамусова - камланием. Яркие плоские образы, персонажи, предметы один за одним обретают объем и начинают поворачиваться к зрителю новыми и новыми гранями.

Молчалин (Мурад Халимбеков) из уральского пацана оборачивается кавказцем (как лихо работает режиссерское воображение, из сцены падения Молчалина с лошади идет отсылка к джигиту и к кавказцу и вот это уже не падения с лошади, а травма полученная от слишком азартного исполнения лезгинки).

Американизированный Чацкий первого действия в звездно-полосатом цилиндре (и по взглядам западник, как Гамлет из передового Виттеберга попавший в отсталую Данию) во втором действии выходит в свитере с оленями (такие носят все молодые фамусовцы) и тогда под личиной модного космополита оказывает простой русский мальчик и взгляды у него уже не либеральные, а державные (из серии «за державу обидно»). И, главное, текст Грибоедова дает к этому основания - Чацкий обличавший слева (за отсталость) начинает обличать справа («хоть у китайцев поучиться их мудрому незнанью иноземцев»).

Ждун предмет самый многозначный и загадочный - самый универсальный оборотень. Ждун забирается на трибуну мавзолея, ждуны танцуют канкан. Люди, собравшись на праздник к Фамусову, оборачиваются стаей ждунов и говорят, урчат по-ждуньи (страшная гоголевская, босховская сцена). А может быть ждун это наш тотем, национальный характер. А может это мировая душа и ждун - наследник ящера из «Вишневого сада».

Восхождение спектакля идет не только по прямой, снизу вверх от развеселых танцев к печальным паузам. Превращение кованного сундука в гроб, в мавзолей и наконец в ту самую финальную карету ("карету мне, карету!") - это уже нелинейная, неэвклидова геометрия. А уж когда из мавзолея выходит Ильич (Павел Рыков) и смотрит на всё на это (как Гамлет, как Чацкий) и инстинктивно крестится, забыв что он атеист …
Ленин – обьект поклонения (как Джоконда в «Гамлете»), Ленин – Чацкий, Ленин – ждун. Лобачевский отдыхает. А тут еще буфетчик Петруша (Алексей Романов) эффектно оборачивается Иваном-царевичем.

Так зачем опускать пьесу, зачем снижать высокую сатиру и высокую комедию нравов, зачем осовременивать и устраивать на сцене балаган.
А для того чтобы отыскать и показать зрителю некую константу – то, что останется при любом снижении и при переносе действия в наши дни. Чем «горе» XIX века окажется схоже с «горем» века XXI-го, и чем «ум» XIX века окажется схож с «умом» сегодняшним. Каково наше постоянное «горе» и наш неизменный «ум». И какое между ними соотношение – вечное, комичное и очень печальное "горе от ума".

=======
UPD. Отклики на спектакль:

https://lotta20.livejournal.com/461697.html (с обсуждением)

https://www.facebook.com/sergey.roshchin.9/posts/1853819381413836

=======

UPD. Через год - https://lev-semerkin.livejournal.com/815969.html
Tags: Коляда, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments