Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Петербургская лихорадка

*
"ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ", А.Виднянский, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, 2016г. (9)

Спектакль большой, крупный, объемный. Очень неоднородный, что плохо, и очень разнородный, что хорошо. Продолжительный, но пяти с половиной часов первоклассного театра там не набирается, есть сцены неудачные, есть сцены затянутые – этой лихорадке нужен рваный монтаж, перепады темпа, нелинейные переходы, экспрессионизм из немого кино (в антракте вспоминали постановку Любимова, где экспрессионизм был проведен безупречно).

Актеры играют в разных манерах, по большей части это оправдано, но есть и совсем неудачные решения (Катерина Ивановна, Мармеладов, Дуня).

Раскольников тихий, темный, самоуглубленный, больной - лицо бледное и заостренное, говорит негромко и сбивчиво. Актер играет в манере Брессона (похожий Раскольников был в фильме «Карманник»). Весь спектакль это кризис его болезни. Переход через бездну по соломинке. Сначала с топором в руке в качестве балансира.

Свидригайлов – второй главный герой спектакля, антипод Раскольникова со свои преступлением и своим наказанием. Он тоже балансирует над бездной, но делает это весело (и в качестве балансира револьвер).
Он здоров и свеж, кукольная пластика, оловянные глазки.
Еще более кукольный Лужин (самое яркое исполнение этой роли на моей памяти) – эти двое словно идеальные марионетки из театра Мейерхольда. Лужин проще, Свидригайлов сложнее (Лысенков – реальный претендент на Маску, он показал, как много можно достичь, на какую глубину забраться при чисто внешней, масочной манере игры).

Отдельно от всех остальных Соня и Разумихин, актеры играют по-русски, она страстно-религиозна, он земной и положительный (и футболка с портретом Путина Гагарина).

И уж совсем отдельный Порфирий Петрович. Коваленко играет свой спектакль_в_спектакле, избыточный – и фиглярствует, и в зал выходит. Начинает в красном колпаке, а заканчивает в черной рясе и становится в пару к Соне. В сценах второй части Порфирий Петрович и Софья Семеновна как два ангела - черный и белый, они словно поддерживают Раскольникова под руки, помогая пройти последние самые трудные, мучительные шаги.

Замечательно развернута экспозиция, подоплека преступления – социальная («взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала»). Замечательно завершается первая часть - Соня читает про воскресение Лазаря, белая точка в темноте. Тихие страницы (тут можно вспомнить фильм Сокурова). Зрители уходят на антракт с надеждой.

Начало второй части разочаровывает, нагромождение лишней «режиссуры» и нехватка электричества в самой электрической сцене романа – сцене поминок. Катерина Ивановна тормозит спектакль (актриса свой спектакль_в_спектакле не сыграла). Постановка разваливается (как разваливается декорация), но собирается снова - Свидригайлов придает ей ускорение (Лысенков идет вразнос), Свидригайлова не остановить (пока он сам себя не остановит), а актера не останавливает даже отсутствие партнерши в сцене с Дуней, он играет один.

В финале просто физически ощущаешь, как мучительны последние минуты Свидригайлова - его своеволие; и как мучительны последние минуты Раскольникова – его отказ от своеволия.
В спектакле есть хор – твари дрожащие (в черных ватниках, в черных ушанках). Решение кажется лобовым, необязательным и только в финале, когда Раскольникова переодевают в такие же черные одежды, становится понятен смысл.

"Атеизм — это тонкая соломинка, по которой один человек пройдет, а целый народ ухнет в бездну". Один человек - это Свидригайлов, он прошел свой путь до конца. Раскольников становится на другой путь, на мост, по которому переходит через бездну народ.
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment