Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

День Коляды №2

*
Гастроли Коляда-театра в Москве сегодня заканчиваются, а у меня уже закончились – ударной дозой. За три дня (суббота, воскресенье, понедельник) четыре спектакля посмотрел. В воскресенье – два. Еще один День Коляды.

1. Днем

"ГАЛАТЕЯ СОБАКИНА", А.Бутаков, ЦЕНТР СОВРЕМЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ, Екатеринбург, 2016г. (5)

Местами – полный треш (не как обозначение жанра, а в дурном смысле – нечто бессвязное, первая и последняя сцена, что это было?).
А местами - здорово, такое здоровое ироничное уральское отстранение и от собственного «гопничества», и от столичного просветительства (Окуджавой, Тарковским, Бродским) и от православных скреп.
А может быть здесь ироничное отстранение и от текста драматурга, от авторских месседжей и шаблонов. И не поймешь, то ли «так и задумано было» постановщиком, то ли «так само получилось». Похожие недоумения были когда-то после «Концлагеристов» (https://lev-semerkin.livejournal.com/628237.html).

В любом случае, когда актерам Коляда-театра есть что играть, они играют!
Итунин и Белов в своей стихии - и социальной и театральной (играют играющих, то есть «просветителей», маскирующихся под «гопников», театр в квадрате).
У Чистякова еще больше диапазон для игры (и возрастной и гендерный), его сначала из школьника в Пушкина превращают, а потом и вообще в блондинку с обложки.

2. Вечером

"ВИШНЕВЫЙ САД", Н.Коляда, КОЛЯДА-ТЕАТР, Екатеринбург, 2009г. (10)

А «Вишневый сад» … был и остается лучшим, любимейшим из спектаклей Коляда-театра, а также любимейшей постановкой этой пьесы, лучшей из лучших (а я видел уж точно более двух десятков «Вишневых садов» от Брука и Эфроса до Некрошюса и Туминаса).

Первый раз смотрел во время самых первых гастролей Коляда-театра в ТЦ «На Страстном», осенью 2011 года (отклик - https://lev-semerkin.livejournal.com/417665.html ). Спектаклю тогда и двух лет не исполнилось, совсем был свежий, да и шел в самом начале гастрольного расписания. Нынешние гастроли уже шестые, «Вишневый сад» поставили во вторую половину программы и некоторые признаки усталости заметны (вот например на «Суп-театре» неделей раньше песню «Люба - русая коса» грянули дружнее). Есть и изменения в актерском составе – спектакль не просто ансамблевый, здесь ансамбль солистов и выпадение Ермоловой чувствуется, этой ярчайшей краски не хватает. Домочадцы выстраиваются по росту – картина маслом, геометрическая композиция и Варя была там центральным столбом (высоченная, да еще с шиньоном на голове). Правда теперь геометрическая картина дополнилась по краям «детьми» (Панькова и Копарулина). И главный столб спектакля – Фирс (Замураев) стоит на своем месте, прям, серьезен и суров, как ему и положено (Фирс здесь единственный трезвый персонаж, очень молодой и сила в нем как в мужиках из фильма "Окраина").
Что-то убыло, что-то прибыло, главное осталось.

А когда выскочил Белов в самой первой сцене, я «увидел» Ровина («Посмотрите, покойная мама идет по саду… нет, показалось»). И потом, после антракта в первой же сцене снова Белов выскакивает в круг и опять Ровина вспоминаешь. Эта потеря невосполнима. Персонаж последний только в списке действующий лиц, по важности он далеко не последний. Персонаж сложносоставной – Прохожий, деревенский дурачок (он именно так ведет себя на празднике, выскакивает и откалывает коленца), нищий попрошайка – глухонемой (с плакатом – «я живу в мире тишины», во втором акте он замечательно присутствует на сцене с отсутствующим выражением лица). Глухонемой -он же юродивый с иконками и с крестом. И, наконец, нечто уже совсем запредельное – ящер, наибольшая степень условности - мировая душа (если Россия - загадка, то мировая душа загадочна вдвойне). Ровин все это соединял, играл сквозного персонажа, гостя из иного мира появляющегося в спектакле то одной гранью, то другой, но взгляд одинаковый, опасный, острый, как лезвие, в нем была сила и он вызывал тревогу. Теперь эта сквозная линия потерялась. Белов от мира сего, взгляд у него просто веселый.

Первое впечатление и в целом было более острым (тут дело даже не в возрастных изменениях спектакля, дело в зрителе). Зато второе впечатление было более цельным (точно так и с «Трамваем Желание» оказалось). «Вишневый сад» – спектакль очень большой, насыщенный, многоэтажный, с первого раза всю конструкцию не охватишь.
Со второго раза и Лопахин (Ягодин) занял свое место - один из основных несущих элементов конструкции. Подсказка – рисунок на валенке, череп. Это смерть, это палач, это смена пришла (следующее поколение, те, кто нас похоронит). И он торопит время, трясется нога от нетерпения в первой сцене и клацают звуки нц-нц в последней сцене (Досвиданция, досвиданция) и еще руками подмахивает и посвистывает. Нетерпение в первом действии и нетерпение в четвертом действии разные, «до» и «после». Рубеж – возвращение с торгов (с топором), в этот момент нетерпение он играет одним пальцем, ну а потом уже спокойная твердая улыбка, красная рубаха, высшая точка счастья – цель достигнута (социальный реванш взят). А когда цель достигнута наступает опустошение, начинает четвертый акт он совершенно обессиленным. И Варя ему теперь совершенно не нужна, а ведь раньше руку пытался ей на коленку положить, что-то между ними было, долгая игра (он палач, она жертва, видимо отсюда и ошейник).

Пришел новый помещик. Но и он не вечен.
Вечен здесь только Петя (Макушин). Действительно «вечный» (не только студент, вечный книжник, вечный демагог). Вторая сильная мужская фигура спектакля, симметричная по отношению к Лопахину. Сколько энергии, драйва, сколько позитива!

Кстати, архитектурная лексика (конструкция, геометрия, симметрия) этому спектаклю очень подходит. Он именно выстроен в пространстве, он геометричен, начиная с самого первого кадра: вертикальная линия – струйка воды льется с потолка в тазик. Вертикальная ось сразу обозначена и направлена она вниз.
В конце тоже линия проведена - горизонтальное движение цепи Фирса («Порвалась цепь великая, порвалась — расскочилася. Одним концом по барину, Другим по мужику!» Фирс уносит с собой свою половину цепи).
И еще один очень важный вектор, заданный сценографической константой Коляда-театра – центральной дверью. Дверь распахивается и «Ура!». Клич и песня летит по направлению к зрителю, прямо в зал (или только на сцену, когда иллюстрирует звук лопнувшей струны).

Массовка выстраивается картиной, групповой композицией, или рассаживается кругом (как дети на кукольном представлении Шарлотты), или движется в танце по кругу, или выстраивает из балясин забор, или пускает по дуге стаканчики.
Белые одноразовые стаканчики – многозначная генеральная метафора. Поэтическая (когда разлетаются дугой стаканчики, хочется остановить это прекрасное театральное мгновение) и прозаическая, даже сатирическая (в пьесе – в спектакле, было - стало). Метафора жизни одноразовой, легкой-непрочной («пройдет, как с белых яблонь дым», или «мороз в три градуса, а вишня вся в цвету») жизни дешевой и пустяшной (падение, опрощение – это одна из главных тем). Стаканчики играют много маленьких ролей – в том числе и роль телеграмм из Парижа, и роль старых вещей, бумаг в шкафу и роль мусора (белой «пены дней»), и даже звезд на небе (в 2011 году этого не было, а сейчас черные стены декорации с самого начала украшены белыми звездочками-стаканчиками).

Коляда-театр - театр архитектурных излишеств (архитектура театральных излишеств – не как попало наваленных, а выстроенных в систему).
Коляда-театр чрезмерен, одних стаканчиков мало, здесь еще и белые вареные яйца играют и белая березовая кора. Горизонтальные черные отметины, метки смерти рисуют на одежде и на деревянных балясинах. И те же балясины выступают в роли вишневых деревьев в 1-м акте, и в роли равнодушной природы в финале 2-го акта, когда Раневская ищет Гришу, а в финале 4-го акта балясины стоят в платочках и это уже народ, столпились, смотрят и молчат).
И на актерах по сто одежек - платок на платке, шаль на шали наверчена, а поверх еще и кресты, а сзади тряпочки болтаются. На руках перстни, на голове шиньоны, на лице Шарлотты (Зиминой) тонны грима. Выбегают босые и обуваются в парадные валенки со стразами.
Плотно застроенный спектакль, поначалу в глазах рябит. А вот со второго раза лучше замечаешь не только пестрые линии (роскошно пестрые, пир для глаз), но обьемы этими линиями очерченные. Не только громкую, заводную музыку слушаешь, но и тишину. Главное в спектакле происходит «в мире тишины» (как и написано на картонном плакате, еще одна подсказка). Моменты тишины – моменты истины. В тишине есть своя музыка, контрастная по отношению к казачьим плясовым песням, где «по станицам разъезжают, ни о чем не тужат». Другая музыка, тревожная, печальная. Другая русская музыка, симфоническая (Валерий Гаврилин, вальс из фильма «Провинциальный бенефис»), она звучит откуда-то сверху или изнутри. В первый раз эта музыкальная тема постепенно возникает из тишины в ночной сцене 1-го акта, когда все наконец-то угомонились и Раневская выходит одна, босиком, в ночной рубашке. А последние аккорды этой темы остаются звучать в финале, когда со сцены уходят все.

Эту музыку, звуки тишины постоянно слышит Раневская, когда закрывает уши ладонями.
Раневская это ведь сама Россия, наша Люба-Любовь, плат узорный до бровей.
Имение Раневской (лучше которого нет ничего на свете) это ведь вся Россия (слова Пети вывернуты наизнанку, не вся Россия наш сад, а наш сад это вся Россия). Маковцева – актриса, которая умеет на самую высокую степень обобщения подниматься. Она ведь и в «Фронтовичке» сыграла не просто героиню, но и страну Советскую, советскую женщину. И в роли Бланш она играет дух в конфликте с материей, с материальным, физическим, плотским началом, вызывающим экзистенциальную тошноту.
Раневская-Маковцева это мать, хозяйка, мечется между любовью в Париже и могилой Гриши в вишневом саду.
Так она и Лопахина целует, по матерински, в рыжую макушку, прощает и благословляет, перед тем как уйти и закрыться в шкаф, где висит на плечиках костюм Гриши и маленькие валенки.
Tags: Коляда, театр
Subscribe

  • Красная гвардия

    . «В ОКОПАХ СТАЛИНГРАДА», С.Женовач, МХТ им.ЧЕХОВА, 2021г. (10) Вот таким спектаклем должен начинать худрук главного драматического театра страны.…

  • Хорошо о хорошем-плохом

    . «КАК ХОРОШО МЫ ПЛОХО ЖИЛИ», С.Серзин, Невидимый театр, СПб, 2018г. (7) Хороший спектакль, простой и точный. Простой по форме, точный по…

  • Кто здесь режиссер?

    . «МОЦАРТ «ДОН ЖУАН». ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ», Д.Крымов, Мастерская ФОМЕНКО, Москва, 2021г. (10) Крымов полностью замкнулся сам-на-себя, то есть на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Красная гвардия

    . «В ОКОПАХ СТАЛИНГРАДА», С.Женовач, МХТ им.ЧЕХОВА, 2021г. (10) Вот таким спектаклем должен начинать худрук главного драматического театра страны.…

  • Хорошо о хорошем-плохом

    . «КАК ХОРОШО МЫ ПЛОХО ЖИЛИ», С.Серзин, Невидимый театр, СПб, 2018г. (7) Хороший спектакль, простой и точный. Простой по форме, точный по…

  • Кто здесь режиссер?

    . «МОЦАРТ «ДОН ЖУАН». ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ», Д.Крымов, Мастерская ФОМЕНКО, Москва, 2021г. (10) Крымов полностью замкнулся сам-на-себя, то есть на…