Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Подпольный мечтатель

.
"ЗАПИСКИ МЕЧТАТЕЛЯ", В.Саркисов, ТЕАТР им.МАЯКОВСКОГО/ТЕАТР НА ТАГАНКЕ, Москва, 1982г. (10)

Еще один давний спектакль театра Маяковского вспомнил по просьбе блогоприятеля jeanix. Спектакль шел на сцене филиала до 1984 года, а затем был возобновлен на малой сцене Таганки в 1986 году.




Мне помнится, что Эфрос пригласил Саркисова на Таганку и Саркисов начинал репетировать какой-то спектакль («Кориолан»?), Насибов и Сальников из театра Маяковского ушли, на Таганке кроме «Записок Мечтателя» появлялись кое-где в массовках. В январе 1987 Эфрос умер и все быстро прекратилось - и новые проекты и «Записки мечтателя». После 1987 года спектакля уже не было в репертуаре, а этих актеров в труппе.

Отклик (что записал тогда и что помню сейчас):

Когда актер точно попадает в роль, возникает резонанс, протуберанец далеко выброшенный над уровнем просто удач, возникает новое качество – живой образ, который имеет несколько измерений (глубину ширину), о котором можно долго размышлять. Здесь уникальный случай, образ создан двумя актерами. Сальников и Насибов вдвоем сыграли героя Достоевского (собирательного «достоевского человека»).

Тот же относится и к режиссерскому попаданию в текст автора – резонанс и новое качество, живой спектакль. Актерские работы, декорации, свет, звук образуют единство с литературным материалом. И опять можно говорить о двух авторах постановки – режиссер и сценограф, создавший материальный мир Достоевского. Легкая черная решетка из проволоки. Справа лестница (ведет в комнату жильца из «Белых ночей»), под лестницей каморка (там живет герой «Записок из подполья»). За решеткой из того же материала сделан угол дома и низкая арка-проход. Фонарь горит. При свете декорация оживает – превращается в темные, пустынные улицы и дворы-колодцы Петербурга (Петербурга Достоевского). И одновременно во внутренний мир, решетки – полупрозрачные, проницаемые стены, полутемные тайные закоулки души - тени больше, чем света.
Двойственность последовательно проведена через все составляющие спектакля от литературной основы (две повести) до музыкального сопровождения – хоровые эпизоды и пошлые мотивчики на фортепиано (и еще песенка о «Зюлейке»).

С первого появления Двойника (Насибов в длинном пальто, с тростью, шляпа надвинута на глаза) зал замирает. И это замирание много раз потом повторится. Ритм так точен, что все большие паузы держатся естественно (ровно столько, сколько нужно). Двойник выходит из арки и говорит – «Знаете до чего я уже дошел? Справляю годовщины ощущений». На его напряженное лицо, узкие глаза смотришь не отрываясь и голос так же гипнотизирует. Вибрация голоса – вибрация души, сразу завладевает вниманием. Резонанс дает незнаменитому актеру силу самой яркой звезды (Табакова-Сальери из тех, что видел недавно). Высшее чувство в театре. Во 2-м действии, когда контрастно освещение делает видимым только его профиль, зрителя гипнотизирует даже эта простая линия, она так выразительна и загадочна - щель в которую приоткрывается внутренний мир. Там сила человеческого разума, сила иронии, власть играть со зрителем как кошка с мышкой. Пластический рисунок острый – ужимки и прыжки тела повторяют происходящее в душе героя (и в человеческой душе). Пародируя романтизм встречи Мечтателя с Настенькой («и она упала в его обьятия») Двойник стоя на авансцене сам наклоняется и чуть не падает. В конце 1-го действия после песенки спрашивает – Что может так сильно интересовать человека? – Он сам.

2-е действие – 2-я ступень погружения. Заключительный монолог подводит черту, выражает окончательную идею (завершение идейного плана подобно разрешению музыкально аккорда). - Я ужасен? Так вы может быть такие же, только я имею мужество пройти до конца путь, который вы и до половины не осилите. Это самое прямое обращение в зал. Формально вся его роль обращена в зал, но в этот момент уже не ко всем, а ко мне, к каждому лично. Двойник надевает шляпу, выходит вглубь сцены в дверь и тут делает завитушку после черты – останавливается у лестницы, облокачивается, смотрит на меня минуту и только после этой немой сцены уходит совсем.

Игра Сальникова противоположна (другая сторона двойничества). Он весь там – за решеткой. Играет драматически, всерьез со страстью и болью, с душой и совершенно без иронии, рефлексии, отстраненности.
В 1-м действии он действительно «мечтатель белых ночей» - хороший молодой человек, стеснительный, одинокий. Все время что-то сочиняет у себя в голове и оттого когда начинает говорить, возвращается к внешней жизни, выходит как по-писанному.
Во второго его героя - Подпольного человека - перешла уже часть силы и наглости Двойника, но сохранилась и слабость Мечтателя (конфуз перед слугой). Сцена в постели, его монолог переходящий в крик, доводящий и ее до исступления, - сильнейшая драматическая сцена («опустят в могилу, там вода, будешь кричать – выпустите меня, я еще не жила» - и она начинает кричать – «выпустите меня!»). Богатая внутренняя жизнь Мечтателя только отдалила его от жизни, а здесь она привела к жестоким извращенным психологическим играм с внешним миром с другим человеком. Когда она пришла к нему – «зачем ты пришла? Я ведь только посмеялся над тобой давеча, а ты уж подумала – какой благородный!» Потом догнал и сунул деньги. Здесь переход к «Кроткой» (где Олег Борисов играет следующую ступень погружения, губит свою жертву, его переотражения еще сильнее и еще страшнее).

Перед самым концом два актера и два персонажа встречаются лицом к лицу. Двойник сидит на стуле, Мечтатель садится на кровать напротив. Лица актеров светятся, излучают. Они напряженно прекрасны, зажжены вдохновением и бесстрашием, максимализмом – ради истины и красоты не останавливаться ни перед чем, идти до самого предела и все испытать.

У актрисы здесь тоже два образа.
Настенька мечтательна. Пухлые щечки, шляпка с завязками под подбородком. Интересный, уверенный в себе человек (есть такие театралки, любительницы поэзии или деловые девочки).
Лиза не так развита, видно, что молода, ожесточена, но стержень внутри не сломан. Сначала она слушает разглагольствования клиента отстраненно (говорит как по-писанному). Но он разбивает отвердевшую скорлупу и во второй раз она приходит уже другим человеком.

Во время обьяснения с Мечтателем Лиза водит рукой по лестнице – естественное движение «от нервов». Это прием задает ритм, гипнотизирует, вводит в транс и актрису и зрителей. У других актеров тоже были подобные физические контакты с декорацией – барабанят пальцами по раме кровати, по решетке – гулкий звук, акустическая эмблема спектакля.
Tags: театр
Subscribe

  • «Бессмертный полк» онлайн

    . Зарегистрировался в онлайн-шествии «Бессмертного полка» (через сеть ВКОНТАКТЕ, заявки принимают до 12-00 9 мая). Фотографий военного времени…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Три из пяти

    . «ПОДЛИННЫЕ ИСТОРИИ ЖЕНЩИН, МУЖЧИН И БОГОВ», Е.Гремина, Театр Док, Москва, 2015г. (5) Историй всего пять. Первые три по древнегреческим мифам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • «Бессмертный полк» онлайн

    . Зарегистрировался в онлайн-шествии «Бессмертного полка» (через сеть ВКОНТАКТЕ, заявки принимают до 12-00 9 мая). Фотографий военного времени…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Три из пяти

    . «ПОДЛИННЫЕ ИСТОРИИ ЖЕНЩИН, МУЖЧИН И БОГОВ», Е.Гремина, Театр Док, Москва, 2015г. (5) Историй всего пять. Первые три по древнегреческим мифам…