Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Саундрама о главном.

*
«ПЕРЕХОД», В.Панков, ЦЕНТР ДРАМАТУРГИИ И РЕЖИССУРЫ, Москва, 2006г. (8)

Спектакль большой формы, такому было бы тесно на сцене Центра Высоцкого, а на сцене МТЮЗа (большой, черной, неуютной) – в самый раз. Там спектакль Панкова был показан в рамках фестиваля современной пьесы «Новая драма».
Фестиваль проводится уже в пятый раз, пять лет - срок достаточный для подведения итогов, и даже смены названия, потому что новая драма в возрасте пяти лет уже превращается в «старую драму».

Название «современный», «новый» часто играет дурную шутку с тем, кто его применяет, в 60-е годы прошлого века эти слова было очень модными, например авторы учебников любили названия вроде «Современная радиолокация», если учебник получался удачным, его использовали потом еще много лет и преподаватели, давая студентам список литературы, говорили так - можете почитать еще «Современную радиолокацию», она давно устарела, но базовые вещи изложены хорошо.

Так вот, новодрамовский «маргинальный вербатим» - это современная пьеса конца 20-го века (уже прошлого века).
Поэтому «Переход» можно рассматривать как очень удачный пример интегрального, итогового спектакля. Он поставлен по текстам очень большого числа авторов (в программке приведено 10 фамилий), что дает зрителю возможность увидеть общее, типичное, «новодрамовское». Герои «Перехода» - типичные герои новой драмы. Те кто живет в «переходе» – проститутки, наркоманы, бомжи, уличные музыканты, а также экзотические блоггеры, олигархи, трансвеститы. Обычных людей, идущих по переходу, в спектакле нет.
Я вижу этому две причины:

1. «Вооруженный зреньем узких ос»

Зрение авторов Новой драмы устроено подобно зрению насекомых. Насекомые видят только движущиеся предметы, авторы новой драмы видят только маргиналов. Обычные, здоровые люди – незаметны, не интересны, не попадают в поле зрения.

Драма – новая, авторы видят свежим, детским взглядом и замечают то, что первым бросается в глаза, то что на поверхности. Панков в спектакле очень точно визуализировал эту черту новой драмы, сделав главным героем (лицом от автора) - мальчика.
Если взглянуть на спектакль ретроспективно, назад из финальной точки, то это мальчик с рекламных плакатов, тот, который сидит на плече у дяди-кандидата-в-депутата («высоко сижу, далеко гляжу, все вижу»). Взгляд мальчика – это свежий, новый, верный взгляд (устами младенца глаголет истина), но это и поверхностный взгляд. Не берусь судить, что увидят в спектакле проститутки, бомжи и олигархи, но за блоггеров могу сказать (как интернет-зависимый ЖЖист) - взяты самые первые, внешние приметы Интернет-жизни. Авторы только начинают «впиваться в жизнь» и поэтому видят «поверхность земли», а не «ось земную».

2. «Коридоры кончаются стенкой, а тоннели переходы выводят на свет!»

Наша новая драма – это продукт нашего переходного периода, и здесь Панков попал в десятку, использовав спектаклеобразующий образ «перехода». В переходном, неустоявшемся потоке сверху болтается всякий сор, грязь, самые легкие, блестящие фантики. По Островскому место актеров – в буфете, по Панкову место новодраматургов – в переходе. Выйдем из перехода – появятся пьесы и спектакли про людей.

В финале режиссер предьявляет зрителям главную метафору «Перехода» (нашего переходного состояния, переходной страны) – новый-старый гимн. Это – снайперский выстрел. Умри, лучше не придумаешь. Мы ведь до сих пор «из бывшего СССР», уже 15 лет прошло, а мы все еще одной ногой в Советской Союзе, а другой - вообще неизвестно где.
Реакция зрительного зала (некоторые зрители встают и слушают гимн СССР стоя) доказывает, что и этот выстрел режиссера попал в десятку. В такие моменты режиссер должен испытывать высший кайф (совершенно независимо от того, разделяет ли он пафос встающих под «Союз нерушимый» или нет). Ведь это его постановка так разогрела и завела зрителей.

Проблема в том, что новая драма очень своеобразно искажает восприятие, из подземного перехода с маргиналами «свет», «норма» представляется в виде еще большей ненормальности, в финале «Перехода» появляется некто в форме с мальчиком на руках и обещает всем «кросс по утрам вокруг казармы».
- нет, спасибо, уж лучше героин, - кричат подсевшие новодраматурги, похоже, человек в форме их пугает значительно больше, чем наркодилер - клоун из макдональдса.
А может не надо бояться человека с ружьем в форме?
Панкова тоже пугает то, что он видит в конце перехода. Но он по крайней мере задумался об этом – ребята, а переход-то заканчивается! А что там дальше?

SounDrama N3.

Литературная основа спектакля подводит под новой драмой эффектную черту, а режиссерский язык Панкова устремлен в будущее. Это третья работа студии SounDrama (SounDrama N1 – спектакль-прорыв «Красной ниткой»).
Задача написать музыку к новой драме сложна, ведь это должна быть музыка не похожая ни на нынешнюю эстраду, ни на русский рок или рэп, ни на современные мюзиклы. В «Переходе» можно увидеть попытку сделать новодрамовский мюзикл. Получилось не вполне, фрагментами (самый интересный из музыкальных эпизодов - блюз двух бомжей в сопровождении двух гитаристов), но затея интересная.

А между тем в театре EtCetera уже вышла SounDrama N4 – «Морфий».
Tags: театр
Subscribe

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments