Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Две женщины (с яйцами)

.
”ГЕДДА ГАБЛЕР”, И.Ван Хове, НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР, Англия, 2017г. (8)

”СВЯТАЯ ИОАННА”, Д.Рурк, «ДОНМАР», Англия, 2017г. (10)

Две премьеры текущего лондонского театрального сезона из программы TheatreHD по знаменитым, классическим «женским» пьесам (с центральной женской ролью). При этом совершенно не феминистские, не о женщинах во враждебном мужском мире. Мужские черты в обеих героинях (мужская одежда и воинственность Жанны Д’Арк и увлечение Гедды Габлер стрельбой) только подчеркивают, что речь идет о неординарном человеке, больше-чем-женщине.
При этом женщина (Джози Рурк) оказалась более крутым режиссером, чем мужчина (Ио Ван Хове). Оба спектакля малой формы, оба идут в современном антураже, но при этом пьеса Ибсена заметно упростилась и уменьшилась, а пьеса Шоу расширилась.

Текст «Гедды Габлер» адаптирован, переписан на современный лад. Версия Патрика Марбера облегченная, словно обезжиренная, а режиссер дополнительно сузил ее, поменял оптику с широкоугольной на узкоугольную – переместил действие из обьективной реальности в субьективную, в воспаленное сознание/подсознание главной героини. Получился очень компактный камерный спектакль. Комната, в которой происходит действие, словно камера обскура, обычные предметы обстановки приобретают символические сюрреалистические свойства отражений предметов – пианино («ключ потерян»), камин (под полом, огонь где-то совсем рядом, так и в «Детях солнца» было), окно с жалюзи, управляющими светом и тенью, видеодомофон (глаз изнутри черепной коробки). И все это сделано совсем без нажима, очень тонко. Погружение во внутренний мир происходит через музыкальные паузы. Исполнительница роли Гедды Рут Уилсон играет подчеркнуто неврастенично, играет историю психической болезни – комплекса исключительности. Играет человека у черты, птица уже поймана в клетку (замужество, беременность, новый дом), все предопределено и дверца вот-вот захлопнется.
Окружающие главную героиню персонажи словно тени, прописаны и сыграны эскизно. А сама Гедда не то что бы крупная и не то чтобы яркая, просто окружающие так мелки, так заурядны. Все внимание на внутренний мир предельно эгоистичной героини, у окружающих внутреннего мира нет.
Впрочем, эскизы мужа и соседа получились вполне узнаваемыми. Провал случился только с ролью Левборга, что очень досадно, Левборг второй по значению персонаж пьесы и персонаж очень неординарный. Актер играет очень прилежно, старательно и эта старательность почему-то переходит на его героя, что совершенно неуместно. Если уж надо подчинятся правилам и назначать на одну из ролей темнокожего, можно было сделать Левборга растаманом с дредами. Но увы, это было бы как раз против правил, подчеркнуло расовые различия, а по правилам полагается не обращать на них внимания.

А вот в «Иоанне» темнокожий исполнитель, оказавшись в самом неподходящем с точки здравого смысла месте – в роли короля Карла Седьмого, добился большого успеха. Парадоксальным образом это решение оказалось в стиле драматургии Бернарда Шоу (парадоксального и ироничного) и в остром стиле постановки Джози Рурк. Слабый король превратился в раздолбая.
Игра с временем и игра с пространством намного более изощренная. Пространство – современная комната для совещаний, на больших экранах биржевые новости (записаны настоящими телеведущими). При этом стол стоит на поворотном круге и в буквальном смысле «пол уходит из под ног» политических, военных и церковных деятелей, пока они проводят бесконечные совещания (за которыми так интересно следить, за аргументами, за столкновением позиций). При этом и время действия пьесы – средневековье – сохранено. На тех же экранах телевизионная картинка 21-го века вдруг сменяется средневековыми миниатюрами о жизни Орлеанской Девы. Спектакль можно назвать путешествием во времени (путешествием в прошлое) и путешествием из времени. Самая современная сцена – первая, сцена из жизни современного офиса, а в последней сцене уже никаких примет современности не остается, из комнаты для совещаний мы переносимся в церковь, финал вневременной.
Спектакль (и пьеса) очень символично начинаются с нехватки яиц во Франции (интересно, в английском языке это тоже звучит каламбуром на грани фола, или только по-русски так). Начавшись с низменной остроты пьеса и спектакль поднимаются до афористичного возвышенного финала.

О Боже, ты создал эту прекрасную землю, но когда же станет она достойна принять твоих святых?

Иоанна проста (и Джемма Артертон играет очень естественно, от чистого сердца и полностью «от мира сего»), она слишком проста для нашего сложного мира.
Гедда слишком сложна и неординарна, чтобы вписываться в пошлую ординарную реальность.
Tags: театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments