Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Гроза – женского рода

*
”ГРОЗАГРОЗА ”, Е.Марчелли, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2017г. (10)

- Да гроза-то что такое, по-твоему, а? Ну, говори.
- Электричество.
- Какое еще там елестричество! Гроза-то нам (мужикам) свыше посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости господи, обороняться.


Мужское и женское

Два неглавных персонажа в этой постановке составляют очень любопытную, знаковую пару – Кулигин («часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум мобиле») и Феклуша («странница»). В одном эпизоде они даже спорят за внимание зрителей (побеждает Феклуша, Кулигин сначала уступает ей половину зала, а затем и весь зал). Чудак и чудачка, одинокие, наблюдающие жизнь (драматический, семейный конфликт пьесы) со стороны.
Он думает о часах, да о громоотводе, рассуждает про нравы да про семейную жизнь. Задумавшийся мрачноватый долговязый мужик (Дмитрий Журавлев) – приземленное, рациональное, критическое мужское начало.
Она (Анна Галинова) цветастая, голосистая, кустодиевская рассказывает про «умаление времени» (явление, которое никаким часами не измеришь), про людей с песьими головами, да про огненного змия, которого запрягают для скорости (рифма к перпетуум мобиле). На местные нравы (по-нашему, мужскому мнению – темнота и дикость) она смотрит с блаженной улыбкой и видит благолепие, благочинность. Там где мы (мужчины, и Островский первый из нас) видим прогресс, женщина видит пустую суету. Женская интуиция видит незримое, потустороннее – на высоком-высоком здании стоит некто, лицом черен. На мужской, научный, посюсторонний взгляд – сказки, суеверия.

Марчелли не торопится к такому мужскому взгляду присоединяться, он заглядывает по ту сторону пьесы (казалось бы простой, хрестоматийной) и ставит спектакль нелинейный, иррациональный, эксцентричный и женоцентричный. Выход из нравоописательной плоскости критического реализма - он ведь и в пьесе содержится. Стихи Ломоносова и Державина упоминают там не случайно, стихия грозы, стихия воды (реки) символически противопоставлены деревянным заборам, ограждающим бытовую, приземленную жизнь. Выход из прозаического в поэтический план (из яви в сны, с обрыва в реку, с земли в полет) связан в пьесе с женским началом. Режиссер это усиливает до предела, видит именно в женщине подлинного, настоящего, сверх-естественного человека. Это про нее (про них) сказано «открылась бездна», «Тебе числа и меры нет». Женщина – Бездна, Женщина – Бог. Женщина восхищает, женщина ужасает. Завораживает, как утопленницы завораживают рыбаков. Мужчины в спектакле ограничены - жалки, мелки, невзрачны. Мужчины безвольны, женщины своевольны. В центре – две женщины. Властная свекровь Марфа (Светлова) и тихушница-невестка Катерина (Пересильд), две соперницы, две грозы.
Tags: Марчелли, театр
Subscribe

  • ЖЖ-1940. 13-е марта.

    . День девяносто третий (последний). «Радостная весть» Ночью командир дивизиона получил приказ начарта подготовить огонь по обратным скатам…

  • ЖЖ-1940. 10-е февраля.

    . День шестьдесят первый. «На прокорм» С обозом, пришедшим 9-го из Питкяранта, пришло донесение от командира взвода Черепанова, который был…

  • ЖЖ-1940. 9-е февраля.

    . День шестидесятый. «Сильный нажим» На фронте наши части действующие с юга оказывают сильный нажим на позиции противника, но и сопротивление…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments