Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Анна-СтАзия

.
”АНАСТАСИЯ”, К.Макмиллан, КОВЕНТ ГАРДЕН, Англия, 1971/2016г. (9)

Хороший выбор для подготовки к встрече нового 2017 года.
Балет (большая форма, три действия) основан на реальных событиях русской истории. Эта реальность представлена в преломленном виде, но ведь на изломе лучше видна суть.
Здесь больше психологической достоверности, чем исторической. История болезни, болезненной самоидентификации девушки, которая становится женщиной. Легенда о чудом спасшейся великой княжне Анастасии (и история Анны Андерсон) принята именно как легенда. Для этой постановки не важно, бежит ли героиня от травмирующей взрослой реальности в собственные воспоминания, или в придуманную жизнь.
Представленную историю можно прочитать и линейно, как обьективное, последовательное повествование, и как субьективную картину, которая развертывается в больном воображении пациентки психиатрической клиники. При этом исторический фон передан очень умно, с тонким, истинно британским пониманием сочетания символического и реального.

Два первых действия представляют собой идиллию, реальность возвышенную, преобразованную воображением. Музыка Чайковского – очень точный выбор. Там и имперский блеск и народные мотивы, идеальное сочетание самодержавия и народности, возможное только в таком чистом, рафинированом, возвышенном искусстве, как романтическая симфоническая музыка Большого Стиля.
Идиллия воображаемой счастливой жизни или воспоминаний счастливого детства – и этим заранее снимаются все возможные обвинения в развесистой клюкве. У меня были некоторые опасения, ожидания клюквы, когда увидел в списке действующих лиц Распутина. Но Распутин (Тьяго Соарес) мне как раз и понравился.
Привкус клюквы чувствовался в самом начале – у офицеров (фуражки на головах слишком плотно сидели, а когда фуражки сняли, так руки к пустой голове стали прикладывать). Но потом уже ничего не мешало идиллии быть идиллической.

Балетный Распутин символически соединил в себе черты подлинного персонажа истории, мистифицированного уже при жизни, а также священника (православную церковь), который появляется как memento mori в разгар балов, прогулок на корабле и прочих увеселений, а также народ (то есть, mujik), на котором вся эта идиллия и держалась до поры до времени и которого веселящиеся то ли вытесняли из сознания, то ли наоборот принимали в свою игру (дружба Николая Второго и Григория Распутина это наглядное воплощение триады самодержавие-православие-народность и одновременно пародия на нее).
А в третьем действии Распутин это темное, мужское начало, мужчина из подсознания молодой женщины (сексуальное влечение, социальная фобия, психологическая травма).

Первое действие – вводное, экспозиция. Самый лучший эпизод – медленный, танец девочки Анастасии (или, как произносят англичане, АнастАзии, с ударением на третий слог). Танец Натальи Осиповой завораживает девичьей грацией, плавностью, текучестью в слиянии с музыкой.

Снайперски точная находка второго действия – известный костюмированный бал Романовых в русских костюмах (по ним потом рисовали колоду карт, широко распространенную в советские времена). Колоритный антураж взят для следующего поворота сюжета – выход Анастасии в свет. Идилличность и иллюзорность русского самодержавия прекрасно иллюстрируется этим костюмированным балом (танец на вулкане).
Радость первого бала Анастасии омрачается уже не только Распутиным, как в первой части, но и короткой народной сценой (а в это время за стенами дворца уже поднимают красные флаги) и сложным любовным четырехугольником (с участием родителей, Распутина и Кшесинской). И все-таки радость: яркие костюмы, торжественный танец, выход настоящей балетной пары – остановись мгновенье! Люстры наклонены – словно маятник отклонился и замер в крайнем положении и время остановилось, последний счастливый миг, который запечатлелся в памяти перед катастрофой.

В третьей части другая музыка (сначала конкретная, потом постромантическая), другой облик героини, другая пластика.
Осипова и здесь прекрасна. Драматическое напряжение передано не хлопотанием лица, а наоборот, статичным, застывшим выражением. И динамичным, современным танцем. Самый эффектный эпизод - самый динамичный, Анна-Анастасия гоняет Распутина (черного человека) по сцене.
Собственно, успех постановки в целом зависит от успеха главной партии. Спектакль не распадется на две контрастные части, если балерина обьединит их собой. С помощью постановщика, разумеется, который эффектно срифмовал корабль первого действия с движением больничной кровати в финале. То ли по житейскому морю, то ли по волнам памяти.
Tags: theatrehd, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments