Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Пиф-паф

*
«САМОУБИЙЦА», С.Женовач, СТУДИЯ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА, Москва, 2015г. (6)

Постановка Женовача резко делится на две части антрактом (антракт делают между 3-м и 4-м действием пьесы Эрдмана).

Тик-так. И стоит между тиком и таком стена. Да, стена, то есть дуло револьвера антракт.

Антракт, как выстрел Подсекальникова, который во время этого антракта и должен произойти - пиф-паф. Должен был произойти, но не произошел.

И вот пиф - это еще тик, а вот паф - это уже так. И вот все, что касается тика и пифа, я понимаю, а вот все, что касается така и пафа, -- совершенно не понимаю. Пиф это еще до, это еще всё, а паф, это уже после, это уже ничего.


В первом действии было всё.
Образ места действия – нечто обшарпанное и многодверное, коммунальное.
Образ главного героя – совсем молодого, даже юного.
И само действие было организовано через эти двери (в дверях, за дверью, в двери, из дверей). И разворачивалось действие вокруг этого героя - от круга ливерной колбасы до целого мира, общества. От карикатуры до философии.
Когда все двери многодверной декорации открываются, возникает срез общества – все классы и все стороны: мещане и интеллигенция, церковь и государство, мужчины и женщины, искусство и секс. И все накладывают на человека свою лапу, все от него чего-то хотят, все рассчитывают на Подсекальникова. А он им ставит подсечку.

Человек – атом общества, элементарная частица. Подсекальников и выходит к зрителю вот таким элементарным, голеньким, без одежды (только подушкой прикрывается).
А всё остальное, что вокруг него разворачивается, это разнообразные одежды, которыми окружающие пытаются прикрыть, скрыть его правду, его обнаженное и потому бесспорное, истинное, несомненное я.
И вот эта элементарная клеточка общества, эта амеба, этот простейший атом оказывается неисчерпаемым. Человек - неисчерпаемая и непознаваемая вселенная, загадка.
Он живой - бьется, пульсирует и ничем его не возьмешь. Среди всей этой обшарпанности, удавки, обвившейся вокруг горла – то ливерной колбасой, то туалетным стульчаком, душа его тянется куда-то вверх и хочется ему обвить свое горло чем-то совсем другим - прекрасным, блестящим, большим и громким. Вот этой самой трубой, самой большой, самой гигантской из всех труб. Чтобы приобщиться к высокому, но и чтобы заявить себя, свое я громким звуком.
А чтобы не только громко на весь мир пукнуть, издать звук не телом, но душой, звук музыкальный, нужно знать музыкальный строй. Вот на этом пункте и спотыкается маленький человек.
А общество спотыкается на простом человеке, обывателе. Не знает, что с ним делать, как употребить, как мобилизовать и оказывается, что самое лучшее, что человек может сделать для общества это убить себя. Вот в таком качестве он нужен, масса масс из мертвых атомов. Самоубийство легко приспособить, и живого человека никак.
Вот в этом месте, на философской картине обобщения, развернутой из комической элементарной сценки из жизни мещан, из жизни малых сих, спектакль делает антракт.

В антракте музыка, духовой оркестрик играет – так слаженно . Пусть не высокого академического строя, а строя мещанского, эстрадного, но это музыка, это строй.

Заканчивается тик, начинается так. Выстрела не было и дальше по большом счету ничего не происходит, ничего нового спектакль нам не открывает. Все, что уже было в первой части, повторяется во второй – те же речи тех же персонажей, те же излияния главного героя. По второму кругу это звучит уже не так свежо, не так остро, да и юмор приземляется, усредняется. Первая часть разворачивалась, игралась на одном дыхании и смотрелась на одном дыхании, было очень смешно и дух захватывало.
Во второй части спектакль топчется на одном месте, кудахчет как курица, чтобы наконец высидеть яйцо – финальный монолог Подсекальникова. Да, исполнен монолог прекрасно, роль достигает степени самой открытой, распахнутой в зал откровенности. Совсем юный, совсем свежий актер на роль Подсекальникова это решение принципиальное, спектаклеобразующее – в таком исполнении Подсекальников не пережиток дореволюционной эпохи, не человек прошлого, не сатирический клоп, это человек завтрашнего дня – вот как в пьесе Розова «Шумный день» Олег Савин (Вячеслав Евлантьев и похож на юного Олега Табакова, такая светлая улыбка, такое обаяние и такая хитреца) или Славик из «Пяти вечеров» (Евлантьев похож и на Геннадия Назарова из постановки Женовача на Малой Бронной). В такого героя можно влюбиться. Человек загадка, человеческий атом наконец-то открывается нам весь до дна.
И что же ждет нас завтра?
И что же там внутри человека– да ничего человеческого, животный инстинкт самосохранения, даже не маленький Башмачкин (у того хотя бы была мечта о шинели, но такая сильная, что в конце концов превращалась в бунт), а тут просто «оставьте меня в покое» хрюкать у корыта, дайте мне право чавкать и жаловаться на жизнь.
И все эти старания, мучения, весь это театр, вся эта музыка, сатира и философия, собрания и речи, толкотня в дверях и каскады слов ради чего? Чтобы свел счеты с жизнью неведомый нам Федя Питунин? Пьеса Эрдмана заканчивается Питуниным, а спектакль? В коммунальной пьесе был скрыт диалог, полемика с коммунистическими идеями, сегодня это представляется безнадежно устаревшим, коммунистическое испарилось, коммунальное осталось, с чем оно ведет полемику сегодня? Где конфликт?
Власть уже не требует от Подсекальникова ничего – хрюкай и жалуйся, сколько душе угодно. Предприимчивый сосед (Алексей Вертков) теперь стал предпринимателем и спокойно стрижет подсекальниковых – нет конфликта. Интеллигенция – вот она ничуть не изменилась и все стрелы Эрдмана попадают в цель и самодовольный энтузиазм Аристарха Доминиковича (Григорий Служитель) узнаваем и очень смешон. Но ведь не он здесь главный герой и не ради издевки над оппозицией ставился спектакль.

Диалог Подсекальникова с глухонемым мальчиком из деревни (Глеб Пускепалис) это было так прекрасно, так точно, так театрально выразительно и содержательно. У меня была надежда, что в финале хотя бы этот мальчик как-то проявится. И через него как-то проявится новый смысл, но спектакль не кончился ничем, содержательной пустотой и формальным театральным приемом - фронтальной мизансценой.

=======

Ну и раз уж попал я на спектакль накануне 9-го мая, откомментирую одно место из пьесы, дам ответ на вопрос Семена Семеновича.

Аристарх Доминикович. Вы мерзавец. Вы трус, гражданин Подсекальников!
Нужно помнить, что общее выше личного, -- в этом суть всей общественности.

Семен Семенович. Что такое общественность -- фабрика лозунгов. Я же вам
не о фабрике здесь говорю, я же вам о живом человеке рассказываю. Что же вы
мне толкуете: "общее", "личное". Вы думаете, когда человеку говорят: "Война.
Война объявлена", вы думаете, о чем спрашивает человек, вы думаете, человек
спрашивает -- с кем война, почему война, за какие идеалы война? Нет, человек
спрашивает: "Какой год призывают?"



Если считать что время действия пьесы конец 20-х, а возраст Подсекальникова-Евланьтьева примерно 20 лет, то на его вопрос следует ответить «Да, гражданин Подсекальников С.С., ваш год призывают».
С 23 июня 1941 года была объявлена мобилизация военнообязанных 1905—1918 годов рождения.

Кстати, можно вспомнить полного тезку Подсекальникова - Семёна Семёновича Горбункова, который был на фронте (о чем в "Бриллиантовой руке" есть точное указание).
Знали сценаристы фильма о "Самоубийце" или это случайное совпадение ?
Tags: Женовач, театр
Subscribe

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 94 comments

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…