Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Моцарт-искуситель

*
«МНЕ СКУЧНО, БЕС», О. Нагорничных, Ярославский театральный институт, 2014г. (7)

Драматические сцены Пушкина играют одну за одной – «Сцена из Фауста», «Скупой рыцарь», «Каменный гость», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы».
В первой сцене интересна режиссура, расстановка фигур - разговор Фауста и Мефистофеля происходит на кладбище, у могилы командора, Мефистофель более условный персонаж, чем Фауст, говорит «с выражением», одет в красный плащ (Фауст и остальные действующие лица – люди, одеты в черную униформу).
Вторую сцену предваряет бой (сын скупого рыцаря от бедности вынужден зарабатывать участием в боях без правил), это оживляет действие, но следующие разговорные сцены сделаны дежурно, старательно, нового смысла не открывают.
Интерес появляется в «Каменном госте», когда из-за этого самого гостя выходит все тот же Мефистофель в красном плаще. В спектакле появляется сквозной персонаж и обещает интересное развитие, тут и актеры в диалоге Дон Гуана и Донны Анны разыгрывают убедительную психологическую партию.

Самое интересное начинается после антракта. В роли Сальери выходит тот же актер, что играл Фауста (это логично, автобиографический монолог Сальери – фаустовский). А вот в роли Моцарта – актер, игравший Мефистофеля (то есть образе Моцарта Фаусту-Сальери является все тот же Мефистофель в красном плаще). Такое решение переворачивает всю сцену и открывает совершенно новый смысл, Моцарт – подставная фигура, провокация, тут и тему двойничества Моцарта (черный человек) можно развернуть (и Есенина вспомнить). Сальери поддался на провокацию, Моцарт/Мефистофель «исполняет» Реквием (это Реквием по Сальери), размашисто дирижирует и даже азартно подпевает «Лакримозе». Самая сильная сцена спектакля (и небольшой актуальный оживляж – балалаечник в шинели вместо слепого скрипача – остроумен и уместен).
«Пир во время чумы» поставлен широко, зрелищно, но Мефистофеля там нет. Смысловой план спектакля завершает Мэри (душа, фигура в белом, антипод Мефистофеля, фигура такая же условная, Мефистофель декламирует, Мэри поет).
В финале оказывается, что «Пир во время чумы» это тот самый «корабль испанский трехмачтовый» из первой сцены, мерзавцы (сотни три) везут болезнь (чуму), пируют во время чумы. Эта живая картина разворачивается в воображении Фауста и подкрепляет его финальное – «Всех утопить!»
Tags: театр
Subscribe

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Три из пяти

    . «ПОДЛИННЫЕ ИСТОРИИ ЖЕНЩИН, МУЖЧИН И БОГОВ», Е.Гремина, Театр Док, Москва, 2015г. (5) Историй всего пять. Первые три по древнегреческим мифам…

  • Красная гвардия

    . «В ОКОПАХ СТАЛИНГРАДА», С.Женовач, МХТ им.ЧЕХОВА, 2021г. (10) Вот таким спектаклем должен начинать худрук главного драматического театра страны.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments