Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

«что же будет с ними со всеми?»

.
Вчера в День Вежливых Людей посмотрел

«ДНИ ТУРБИНЫХ», С.Спивак, Молодежный Театр На Фонтанке, СПб, 2000г. (9)

27 февраля 2015 года многие фразы звучат как свежая интернет-аналитика или как сарказмы из фейсбука

Тальберг. Немцы оставляют гетмана на произвол судьбы.
Елена. Володя, да что ты говоришь?! Откуда ты узнал?
Тальберг. Только что, под строгим секретом, в германском штабе. Никто не знает, даже сам гетман.
Елена. Что же теперь будет?

Тальберг. <...>Даже если немцы оставят Украину, Антанта займет ее и восстановит гетмана. Европе нужна гетманская Украина как кордон от московских большевиков. Ты видишь, я все рассчитал.
Елена. Да, я вижу, но только вот что: как же так, ведь гетман еще тут, они формируют свои войска, а ты вдруг бежишь на глазах у всех. Ловко ли это будет?
Тальберг. Милая, это наивно. Полковники генштаба не бегают. Они ездят в командировку. В кармане у меня командировка в Берлин от гетманского министерства. Что, недурно?
Елена. Очень недурно. А что же будет с ними со всеми?
Тальберг. Позволь тебя поблагодарить за то, что сравниваешь меня со всеми. Я не «все».


Ну и самое знаменитое место - в финале. Антанта ничего не «заняла» и никого не «восстановила», идут «московские большевики»:

Николка. А почему стрельбы нет?
Мышлаевский. Тихо, вежливо идут. И без всякого боя!
Лариосик. А главное, удивительнее всего, что все радуются, даже буржуи недорезанные. До того всем Петлюра надоел!


Всё это актуальное сегодня в спектакле прозвучало так отстраненно. Спектакль был поставлен 15 лет назад, когда записан - не знаю, но явно не «вчера». Таких аллюзий никто не закладывал, кто тогда мог предполагать, что вся эта гетмановщина-петлюровщина так буквально вернется в Киев (и в нашу жизнь). Вот в «Записках покойника», поставленных еще до событий, но совсем накануне, актуальность, гражданская война в бэкграунде «Театрального романа» чувствуется.
Здесь Кухарешин, играющий Мышлаевского, произносит слово «вежливо», а публика никак не реагирует. Интересно, как это происходит сейчас (зашел на сайте театра, «Дни Турбиных» еще числятся в репертуаре, но пока не идут).

А вообще публика на этом спектакле реагирует много, реагирует активно. Театр Спивака - зритель-френдли, «Дни Турбиных» самая знаменитая постановка режиссера, самый яркий пример такого театра. Самый любимый зрителями, это видно/слышно на записи.
Поставлено простодушно, как лирические сцены, даже комедийно-лирические, все комические эпизоды сыграны крупно, поданы в зал и приняты публикой с благодарностью. Комический Лариосик (Александр Строев) - зайка-недотепа-Пьеро и комический Шервинский (Евгений Дятлов) - удачливый Арлекин, даже не оперный, опереточный офицер. Какой-нибудь Эдвин (веселый как Бони), которого безуспешно вызывают в полк («посылали десятки телеграмм, не помогло, решили прислать телеграфный столб»), а он просиживает в кабаре. У Булгакова есть про это «там дивизионы без снарядов, там юнкера без сапог, а офицеры сидят в кофейнях», но это слова из другого спектакля, это слова полковника Турбина.

Алексей Турбин (Сергей Барковский) - персонаж отдельный, не попадающий в общий комедийно-лирический тон. В домашних комнатных сценах первого действия он даже раздражает, все молчит о чем-то о своем, злится, неприятный тип, будто из другого спектакля сюда попал и потерялся. На самом деле «другой спектакль», он тут же рядом, проступает пунктиром на фоне кремовых штор, а можно сказать наоборот - окружает кремовые шторы, служит для них фоном. В другом спектакле (в начале второй части) Турбин расскажет, о чем молчал, в другом свете, не теплом-кремовом, а холодном-лунном. Пространство спектакля постоянно выворачивается наизнанку – туда-сюда. Иногда двух слов достаточно – Николка говорит тихо, дрогнувшим голосом «Убили командира» и эмоциональная волна опрокидывает всех персонажей на сцене и всех зрителей в зале.
Спектакль не прост, он не только по шерсти гладит зрителя (по такой же формуле были поставлены «Пять вечеров» и «Три сестры» Спивака, которых видел на московских гастролях 2004 года). Здесь пространство непросто устроено (как и в «Трех сестрах» картинка из горизонтальных линий – рельсы, ступени, перечеркивающие комнатный уют).

Сразу, как начал смотреть запись, понял, почему самый популярный спектакль театра не попал в афишу тех московских гастролей. Спектаклеобразующая декорация Марта Китаева не помещается на сцене ТЦ «На Страстном». А без нее никак нельзя, она задает масштаб, пространственную (и смысловую) структуру. Здесь же два спектакля в одном, два пространства – большое и малое (макро и микрокосм), пространство большой истории (темная лестница, широкие ступени, из-за темноты кажется, что они сверху и снизу, справа и слева уходят в бесконечность) и пространство частной истории, конечное, замкнутое в семейный круг. Посередине лестницы темный провал, но когда переключается свет, лестница уходит в темноту. А в провале возникает уютная обстановка комнаты, «гавань за кремовыми шторами». Переключается свет, переключаются регистры. По лестнице грохочут солдатские и офицерские сапоги, а в комнате ходят в мягких тапочках.

Финал первой части поставлен на лестнице, в большом пространстве, но решен комедийно – от полутемного к светлому. Разбегается штаб гетмана, убегает переодетый оперным певцом адъютант (Когда бы жизнь домашним кругом Я ограничить захотел; Когда б мне быть отцом, супругом Приятный жребий повелел)- последним улепетывает дежурный Федя, когда «петлюра» уже здесь, врубается яркий свет, а в фонограмме:
Маруся, раз, два, три, калина, Чорнявая дiвчина В саду ягоди рвала.

Финал второй части – комнатный, свет новогодней елки, семейная компания и на последних словах Лариосика «мы отдохнем» (это Булгаков так перебрасывает мостик назад, к дореволюционной литературе и дореволюционному МХТ) громкий звонок в дверь - сигнал тревоги (вместо Интернационала положенного по тексту и ожидавшегося рифмой к "Марусе"), все замирают и обрачиваются к лестнице, стоп-кадр.
Tags: театр
Subscribe

  • Перечисление и размышление

    . Не надо дурачить себя. Все мы, включая и тех, кто думает по долгу службы, достаточно часто, бедны мыслью, мы слишком легко становимся…

  • Хорошо сказано № 50

    . О «Славе» Богомолова в БДТ: Театральное чудо разное бывает. Не только когда зал "затаив дыхание... в едином порыве... плачет и смеется ... чутко…

  • Хорошо сказано № 49

    . "Выбирать не ходил. Ходил подтверждать полномочия." (фраза не моя, нашел в фб, и сделал тоже самое)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments