Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Батюшка (царь) и отец (крёстный)

*
Продолжу про вчерашние «Мёртвые души»
Новый Чичиков и с другими персонажами стал по-новому монтироваться, лучше.
Вот только Селифан-Чистяков с Чичиковым-Алешкиным хуже монтируется. С Чопчияном они были два сапога пара.

Коробочка (Колесова) – простая баба, базарная, «торговка». С Чичиковым-Алешкиным составляет пару – два вида русской торговли, молодая, легкая и взрослая тяжелая (ох, как бы не проторговаться, как бы не продешевить). Сцена визита Чичикова к Коробочке мне не очень понравилась – бестолковая колготня, но потом Коробочку заклинило на мысли «а не продать ли душу покойного мужа?» и тут совсем другой образ выстроился и другая игра пошла. Всё второе действие Коробочка пребывает в таком заклинившем состоянии, в каком-то ватнике и платочке, отдельно от всех (особенно от городским дам расфуфыренных) и в финале она отдельно у памятника Гоголю стоит. И все с теми же мыслями (не продала мужа, не продала). Тут уже не гоголевское, а выросшее из Гоголя достоевское, баба с луковкой.

А Гоголь-Ташимов в подобном заклинившем состоянии находится давно, с самого начала, всегда. В прошлый раз я его воспринял как еще одну куклу, вместе с другими куклами персонажами. А теперь кукольная тема («раёк») ушла на периферию спектакля (и «антиформалистический раек» Шостаковича в исполнении Чичикова и Собакевича стал звучать формалистически, отдельно от всего остального). Гоголь в отпаде, в ауте, в ступоре. Остолбенел, ушел глубоко в себя и из своего прекрасного далека на все это безобразие смотрит, взгляд тревожный, полубезумный. И где-то очень глубоко внутри темного Гоголя простой светловолосый русский мальчик, который удивлялся на белый свет и находился с ним в полной гармонии, очень похожий на Чичикова.

Второе действие хорошо выстроено, крупными блоками. Два помещика, главных в этом спектакле – Собакевич и Плюшкин. Две большие контрастные сцены. Две власти. Царь - батюшка и пахан - крестный отец. Две системы – государство и уголовный мир (антисистема). Вот как в недавние времена в Петербурге был «дневной мэр» и «ночной мэр». И играют первачи труппы Федоров и Ягодин в разных, контрастных манерах. Федоров соловьем разливается, а Ягодин вчера был непривычно сух, тих и сдержан, совсем «не старался» и это правильно. Играл на максимальном контрасте со всеми остальными актерами. Из столов соорудили нары, он присел на корточки, а потом стал двигаться (медленно, туда-сюда) и говорить, все больше языком жестов пальцев. От такого Плюшкина буквально челюсть отвисает, оторопь берет.
Но только не Чичикова.
А Чичиков и там и там побывал и на самой вершине и на самом дне, и там и там дела свои успешно обделал.
С царем батюшкой Борис_Николаичем Чичиков-Иванушка отлично гармонирует. Два сказочных героя.

Замечательный драматургический ход в инсценировке – Чичиков и Селифан приходят в высокий кабинет. Начинают издалека, подводку делают, что-то там про Россию начинают заливать, но начальник-Собакевич-Борис-Николаич сразу их обрывает:

- За мертвыми душами пришли? Есть у меня мертвые души, можно договориться.

Он их насквозь видит. Он таких посетителей по десятку в день принимает. Поторговаться-покуражиться ему в удовольствие, секретаршу удалил и разошелся.
И Чичиков с удовольствием торгуется и он такого начальника понимает, как родного отца.

Но сколь веревочка не вейся, в конце концов Чичиков ударяется об эту вертикаль власти и отскакивает - охранник (Итунин) смотрит на него сверху вниз, как на вошь ("Не велено пущать, вот именно вас и не велено").

Второе действие - мужская вертикаль власти, два полюса, а посередине женская горизонталь. Совсем другой мир. Мизансцена как колоннада. Дамы в белом. Полукругом. В центре Анна Григорьевна (Маковцева) - брюнетка и вторым номером Софья Ивановна (Костюкова) – блондинка.

Ну и дорога горизонтальная, вдоль.

Вдоль по обочине Русь, перелески, поля,
нищета деревень,
Чай, пирожки да любовь за четыре рубля –
покупай что не лень.

Встречный водила мигнёт мне фарами -
знать впереди ДПС с радарами
И на прощанье, обдав солярою,
сгинет в полночную тень.
Tags: Коляда, театр
Subscribe

  • Народный артист СССР

    . «Уходят наши, вот еще один ушел навсегда» Уходит эпоха "народных артистов СССР" — Бельмондо, (Жан Марэ, Луи де Фюнес), Делон, Ришар, Депардье.…

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments