Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Продолжение рода.

.
«ЗАХУДАЛЫЙ РОД», С.Женовач, СТУДИЯ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА, Москва, 2006г. (10)

Исходный импульс к спектаклю – пушкинское, хрестоматийное:

Два чувства дивно близки нам -
В них обретает сердце пищу -
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.


На них основано от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.

На них основано семейство
И ты, к отечеству любовь.

Животворящая святыня!
Земля была без них мертва,
Без них наш тесный мир - пустыня,
Душа - алтарь без божества.


Наверное в каждом человеке в какой-то момент просыпается интерес к истории своей семьи, своего рода, интерес к семейным преданиям, старым фотографиям. К истории своей страны, проявленной в частной истории одной семьи.
Вот сейчас в ЖЖ (например в pobeda_ru) возникает замечательная традиция публиковать семейные фотографии, рассказы и целые книги воспоминаний отцов и дедов. Оказывается, что любая «частная» семейная хроника интересна потому, что содержит в себе смысл. В ней обязательно отражается «большая» история и в ней обязательно отражается поступательный закон бытия, закон продолжения человеческого рода, потому что каждая такая семейная хроника имеет счастливый конец – появление на свет той самой личности, которая заинтересовалась собственным происхождением.
В каком то смысле это ведь доказательство бытия божьего, из монолога мольеровского Сганареля:

Кто же, позвольте вас спросить, создал вот эти
деревья, эти скалы, эту землю и это небо, что над нами? Или, может быть, все
это сотворилось само собой? Взять к примеру хоть вас: разве вы сами собой
появились на свет, разве не нужно было для этого, чтобы ваша мать
забеременела от вашего отца?


Такова и семейная хроника Лескова, поставленная Женовачом. Это частная история, сопряженная с историей страны (война с Наполеоном, реформы Сперанского, крестьянский вопрос).
И спектакль начинается с появления той самой личности, задумавшейся над собственной историей – рассказчицы. Актриса Анна Рудь с первых же слов берет нужный тон – простой, спокойный, сосредоточенный. Романная форма и большая продолжительность спектакля (почти 4 часа) диктует степенный ритм – медленное перелистывание альбома семейных фотографий или неспешная прогулка вдоль стены с фамильным портретами.

В центре хроники – история бабушки, княгини Варвары Никаноровны Протозановой.

Бабушкин праздник.

Несколько лет назад во МХАТе Марина Брусникина поставила рассказ Астафьева «Бабушкин праздник» на сходную семейную тему, вызванный тем же «пушкинским» импульсом. «Женовачи» так же как и «брусникинцы» представляют портретную галерею или групповой портрет большой семьи, собравшейся вокруг бабушки. Объединяет эти два спектакля любовь и печаль рассказа об ушедшем времени, об утраченной гармонии.
Лесков тоже рассказывает об ушедших легендарных временах, как о празднике, хотя у него бабушка не крестьянка, а княгиня. Сильная, властная русская женщина, образ перекликается с генеральшей Епанчиной из романа Достоевского и актриса Мария Шашлова продолжает традицию исполнения таких ролей заложенную Надеждой Маркиной в трилогии Женовача «Идиот». Она играет незаурядный сильный характер, широкую душу.

Бабушка Варвара это ось, стержень семейной истории рода Протозановых, она как мощный магнит, собирает вокруг себя галерею интереснейших лиц, создает силовое поле и притягивает к себе множество, так любимых Лесковым, «очарованных странников».
Среди реквизита в этом спектакле нет стола, но его персонажей легко можно представить на богатом праздничном застолье. В торце стола сидит бабушка, около нее колоритный великан и красавец слуга , слева и справа – чада и домочадцы. Муж-гусар (погибший молодым и постоянно присутствующий в памяти и в спектакле), его верный солдат трубач (комический персонаж «из хохлов»). «Друзья» бабушки (Ольга Федотовна и Марья Николаевна - и у каждой своя «история», свой характер), ее постоянный гость – русский Дон Кихот (здесь Лесков продолжает традицию переноса европейских героев - леди Макбет, Гамлета - на нашу почву). При Дон Кихоте есть и колоритный Санчо Панса и совершенно очаровательная Дульсинея.
Чуть поодаль незримо присутствует рассказчица, иногда она берет слово и комментирует, но чаще внимательно смотрит и слушает, заряжая вниманием и зрителей (таким слушателем, представителем из зрительного зала на сцене был Алеша Карамазов в «Мальчиках»).
В этом гармоничном изобильном мире даже «паршивые овцы» и «отрезанные ломти» занимают свое место – старшая дочь бабушки, воспитанная в Петербурге, гладкий сановный немец Функендорф (друг, а затем зять бабушки) и ее светский антипод - лицемерно-религиозная графиня Хотетова (тут Лесков не пожалел красок чтобы выразить отношение к показному официальному столичному православию). Все они присутствуют в жизни, чтобы по закону контраста оттенить ее светлые стороны.

К антракту компания вокруг бабушки почти собрана, приобрела почти законченный вид, в воображаемом застолье осталось пустовать только одно место – с противоположного торца стола.
Поскольку я не знал сюжета, в антракте было подумал, что если в первом действии нам показали движение "в гору", то во втором будет движение "с горы" и нам покажут историю оскудения и распада, ведь роман называется «Захудалый род».
Однако я ошибся, во втором действии праздник жизни и праздник театра продолжился. Компания вокруг бабушки словно диадема с драгоценными камнями продолжила играть гранями. Появился обаятельнейший француз учитель Жиго. А главное, наконец заполнилось и пустующее место для главного камня в центре бабушкиной короны (или то самое место в противоположном конце воображаемого стола). В спектакле появился самый ключевой персонаж – учитель Червев.

Зачем живут люди? - для лучшего человека живут!

Появление Червева долго тщательно подготавливается писателем в романе и режиссером в спетакле и наконец завершает картину, групповой портрет, созданный Лесковым и Женовачом. В этот момент все лучи словно собираются в одну точку, фокусируются и возникает яркая вспышка абсолютного света. У Сергея Аброскина была сложнейшая задача сверкнуть на таком ярком фоне и он молодец – смог сверкнуть, его харизматичный облик, просветленное улыбающееся лицо, достоверная интонация моментально забирают все внимание зала.
Червев это русский Сократ или русский Лао-Цзы – бродячий мудрец, абсолютно светлая личность. Достойный собеседник для Варвары Протозановой. Его появление и влияние на бабушку в чем-то сходно с появлением Луки в ночлежке (хотя «бабушкин праздник» до этого никак не был похож на «дно»).

Сатин.
Однажды я спросил его: "Дед! зачем живут люди?.." (Стараясь говорить голосом
Луки и подражая его манерам.) "А - для лучшего люди-то живут, милачок! Вот,
скажем, живут столяры и весь - хлам-народ... И вот от них рождается столяр...
такой столяр, какого подобного и не видала земля, - всех превысил, и нет ему
во столярах равного. Всему он столярному делу свой облик дает... и сразу
дело на двадцать лет вперед двигает... Так же и все другие... слесаря,
там... сапожники и прочие рабочие люди... и все крестьяне... и даже господа
- для лучшего живут! Всяк думает, что для себя проживает, ан выходит, что
для лучшего! По сту лет... а может, и больше - для лучшего человека живут!"


если применить к этому спектаклю – вот жили учителя и вдруг от них родился Учитель.

Но, видимо, наш мир недостоин совершенства. Недостоин, чтобы такая абсолютная гармония длилась дольше, чем один миг. После вспышки лучи cразу расфокусировались, стали расходится по своим траекториям. Праздник распался, но главное, что он навсегда оставил свет истины или хотя бы воспоминание о свете. Встреча бабушки с учителем завершила восходящее движение семейной хроники в высшей точке. Словно некое предназначение было выполнено, все ценности подверглись проверке и переоценке.
Червева сослали (не помещается такой учитель в нашей действительности, или можно сказать, что действительность не выдержала проверку таким человеком).
Бабушка и без того уже отдавшая большую часть своих владений богачу-зятю (вот уж воистину деньги к деньгам), раздала и остальное, опростилась и успокоилась.

Национальная портретная галерея.

Декорация Александра Боровского – предельно простая рама. Конструктивистская стена с вырезанными простыми фигурами – прямоугольниками, квадратами, кругами. Такие простые формы проще всего наполнить живой энергией актеров, золотистым светом, мерцающей музыкой (Григорий Гоберник написал прекрасную «музыку сфер», словно звучащую с иной стороны бытия). Все это пробуждает фантазию зрителей.
Работают самые простые ассоциации.
Страницы альбома с фотографиями или старинной книги с картинками.
Галерея фамильных портретов во дворце.
Фасад барской усадьбы или внутренние покои.

Такая декорация, как чистый холст. На нем прорисовывает образы волшебная сила искусства.
А секрет волшебства в том, что Лесков любит и восхищается своими героями. Женовач – любит и восхищается Лесковым. Студийцы любят и верят своему мастеру, а зрители узнали и полюбили молодых актеров еще по студенческим спектаклям.
Такая любовь приводит к идиллическому взгляду на жизнь, к несколько одностороннему «благолепию». К высветленному восприятию прошлого, как утраченной гармонии (когда, как говорил Фирс «мужики при господах, господа при мужиках»). Эта просветленная интонация очень близка финальной главе «Братьев Карамазовых» и, соответственно, предыдущей постановке Женовача – спектаклю «Мальчики». Обе работы доказывают право на существование (хотя бы в виде исключения) такого театрального «благолепия», потому что оно продиктовано искренней любовью и потому, что только оно позволяет брать такие вершины, как речь Алеши у камня или образ учителя Мефодия Червева.

У спектакля есть явная смысловая связь и с другой постановкой студии – с «Мариенбадом».
В романе Шолом-Алейхема и спектакле Каменьковича был создан коллективный портрет людей безвозвратно ушедшего «времени и места», выражено своеобразие национального характера, «еврейское начало».
Также и в романе Лескова и в спектакле Женовача создан коллективный портрет, выражен национальный характер, выражено «русское начало». Эта тема – национальное самоопределение – давно занимает Женовача, можно вспомнить одну из его первых принципиальных постановок - «Пучину» или «Горячее сердце».
Очень символична трогательная история жертвенной любви Ольги Федотовны к семинаристу, в этой короткой истории в сжатом виде заложено то, что развернется в истории бабушки – идеал достигается на мгновение, столько длится первый поцелуй, который становится последним. Это близко к восточной традиции, к образу Золотого Храма наиболее прекрасного за миг до разрушения.
«Мир по Шолом-Алейхему» и «мир по Лескову» - очень разные, во-первых это очень разные писатели, а главное у них разный предмет, разное чувство юмора, разное мировоззрение, основанное на разных религиозных идеалах.
И книга Лескова и книга Шолом-Алейхема продиктованы любовью к своему народу и острым пониманием несовершенства мира.
А в основе таких разных национальных галерей - общая, библейская мудрость:

"Род проходит и род приходит,
земля же вовек пребывает". Екклез. 1, 4.


Спектакль «Захудалый род» заканчивается этим эпиграфом, который Лесков предпослал роману.
Tags: "Не так ли и ты Русь", Женовач, театр
Subscribe

  • Время собирать камни

    . Зачем это Хабенскому понять можно. Статусный актер должен иметь свой театр. У Миронова, Меньшикова, Безрукова, Машкова уже есть театры. И крупных…

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Время собирать камни

    . Зачем это Хабенскому понять можно. Статусный актер должен иметь свой театр. У Миронова, Меньшикова, Безрукова, Машкова уже есть театры. И крупных…

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…