Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Синьор Альмавива хозяин

.
Начало темы (про «Женитьбу Фигаро» Писарева) здесь - http://lev-semerkin.livejournal.com/613777.html, а теперь про «Безумный день» Мирзоева.
Эта постановка плохо сложена, она негармоничная.
Театральная гармония должна быть и в безумстве, пусть и особенная, безумная гармония. Бывает эвклидова геометрия, бывает неэвклидова, но какая-то геометрия должна быть.

Спектакль собран из разнородных кусков – то вдруг пластически этюды изобразят, то запоют. И поют разное (вплоть до шансона) и вразнобой. Актёры играют в разных манерах, у кого-то есть четвертая стена, у кого-то нет. И пьеса (очень гармоничная драматургически) оказалась раздергана, разрушена режиссерским вмешательством.
Программка сразу настораживает – три исполнителя на главную в пьесе роль Фигаро. Значит режиссеру этот персонаж не так уж и важен – все равно каким он будет (Соломыкин и Бичевин – такие разные, мне достался Соломыкин, третьего актера я ни разу не видел, это совсем дебютант). И следовательно драматическая интрига, которую ведет Фигаро, режиссеру не важна, он ставил про другое.
Такой подход отбросил пьесу к более архаичному, чем у Бомарше, типу театральных комедий. Три состава на роль молодой пары – так можно ставить Мольера или Гольдони. Вот там молодые влюбленные должны быть просто молодыми воркующими голубками, а все драматургическое богатство отдано более взрослым, крупным, развернутым, характерным, комическим персонажам – отцам или слугам. Назначили крупного актера на роль Альмавивы, он перетянул всё внимание на себя и в пьесе Бомарше обнаружилась архаичная основа – история про богатого вздорного старикашку мешающего молодым соединиться. И как бы старикашка не был сложно устроен, изощрен он проиграет, уступит простоте потому, что на ее стороне время. Его характер интереснее, его история интереснее – вот так в Сатириконе играли «Синьор Тодеро хозяин». Кто там играл молодых влюбленных – не помню, кажется тоже было несколько составов. А Райкина в роли старикашки (виртуозно играл) помню и Нифонтову помню.

Старое и новое.

Суханов тоже играет виртуозно. Он даже немного отошел от своей годами наработанной дебильной маски, растрепанным седым паричком прикрыл череп и стал выглядеть старше, комичнее. И слабее, не так внушительно . Прежнего Суханова было невозможно победить, он доминировал абсолютно. А такой проигрывает молодым, но при этом дает им мастер-класс. И зрителям сразу становится видно ху из ху, виден подлинный табель о рангах. И месседж заложенный режиссером в постановку оказывается отброшен и перевернут.
Режиссер собирался ставить «прогрессивно» и «злободневно»

В «Безумном дне» я увидел возможность очень важного разговора. О том, как современный человек вынужден подчиняться архаическим практикам, как элита ментально не поспевает за обществом, которое стремительно обновляется. Ведь вектор времени все равно направлен в будущее.

От режиссерского замысла в спектакле осталась только одна жесткая сцена – начало второго действия, "архаическая практика разделки оленя". Сцена сама по себе очень выразительна, даже зловеща, режиссер пытается сменить тон, перевести разговор с шутливого на более серьезный уровень, но это не получается, разделка оленя так и остается вставным номером.

А получилось о том, что архаика ментально сильнее, богаче, интереснее, ей еще рано уходить.
Все наоборот, это «обновляющееся общество» обновляется чересчур стремительно и все равно не поспевает, не успевает обучиться у «архаичной элиты», перенять эстафету.
Пусть старое проиграло новому драматическую интригу, не это в постановке главное, зато оно победило в конкурсе за внимание зрителя. Суханов владеет залом, для него нет границ, нет четвертой стены – он обращается прямо в зал, он владеет залом, он договаривается с залом, он свободнее, сильнее, мощнее. Он дает публичный мастер-класс остальным актерам. Но не все актеры способны этот урок усвоить. Молодые актеры держатся за привычную (архаичную) манеру игры, верят в свою четвертую стену.

Два Максима.

Maksim1

Суханов всех переиграл, его «безумие» победило и вытеснило на периферию зрительского внимания «женитьбу». Спектакль не состоялся, состоялся моно-спектакль. Этого следовало ожидать.
Этого я и ожидал, но увидел и нечто другое, совсем неожиданное, театральный сюрприз, открытие. И потому спектакль все же состоялся, и мастер-класс состоялся. Нашелся среди молодых исполнителей достойный ученик мастера. Да, Альмавива оттеснил Фигаро, но тут откуда ни возьмись возник Керубино. Совсем не такой голубок, как мы привыкли видеть.

Maksim2

Максим Севриновский (Керубино) принял вызов и тоже попытался разрушить четвертую стену и обратиться в зал. Он бросается в зал очертя голову, без опыта и сухановской носорожьей брони, выплывет не выплывет – выплыл, победил, зал и его принимает и радостно идет на контакт.
Вот и получился спектакль не о победе нового над старым, а о сотрудничестве и передаче опыта. Хотели поставить "разделительный" союз, а поставили "соединительный". Ведь вся эта импровизационная работа с залом это же вахтанговская традиция, таким нелинейным образом переданная от Сирано-Симонова – Сирано-Суханову и теперь от матерого дога Альмавивы не Фигаро, а через его голову щенку Керубино.
Tags: Мирзоев, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments