Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Играем Шоу

*
«ЛОНДОН ШОУ», К.Райкин, САТИРИКОН, 2013 г. (8)

«Пигмалион» Бернарда Шоу – любимая пьеса с детства, с телевизионного музыкального шоу Евгения Гинзбурга «Бенефис Ларисы Голубкиной». Та постановка была пародийная, совершенно отвязная. Хиггинс (Ширвиндт) и Пикеринг (Зельдин) пели дуэт двух холостяков – дуэт Лизы и Полины из «Пиковой дамы». ВИА «Веселые ребята» исполняли музыкальное вступление «Наша королева», переделанный из очень популярной в те годы Mrs.Vandebilt, а в их вокальной группе был слышен голос будущей королевы Аллы Пугачевой. И вся эта хулиганская эклектика, пестрота эстрадных номеров не превращалась в концерт, потому что пьеса держала.

Чего-то подобного я ожидал и от постановки Райкина, ждал еще одного Сатирикон-шоу. По английски show, что не совпадает с фамилией писателя Shaw. Но ведь по-русски совпадает и это дает дополнительную возможность для словесной игры.
Так вот в спектакле оказалось больше Shaw, чем show.

Show было сосредоточено в первом действии и заключено в строгие рамки театральной игры, ничего эстрадного, никаких современных ритмов.
Театральное шоу было пластическим – неожиданный ход, если учесть, что пьеса о фонетике, о речи. Актеры играют больше телом, чем словом. Больше внимания уделено постановке сценического движения, чем постановке сценической речи. В драматических сценах Хиггинс (Осипов), Элиза (Юсупова), папаша Дулитл (Сиятвинда) подвижны, как ртуть. И также пластически выразительна, но совсем по-другому, замедленно и плавно, «настоящая леди» Хиггинс (Нифонтова).
Дулитлы используют современный жаргон, но все-таки действие отнесено ко времени создания пьесы (1912-1938 годы) и ключ к постановке тоже пластический, бессловесный – немое кино, пантомима. Ключ задан в самой первой сцене-пантомиме: мерцающий свет, как из кинопроектора - струи лондонского дождя разбивают картинку на кадры (видимо, герои не из театра разъезжаются, как в пьесе, а из кино). И так же человеческая речь разбита на буквы алфавита в следующей сцене пантомиме, в сцене урока.

Немое кино - черно-белое кино и в этом тоже строгость и самоограничение, никакой пестроты. Ограничение цвета соответствует ограничению речи, значительная ее часть это либо беззвучные титры на заднике, стилизованные под немое кино, либо бессловесные звуки (так озвучен грубый говор Элизы в первой сцене, да и Хиггинс с Пикерингом начинают с бессловесной фонетической игры-переклички на «а»).

Огни большого Лондона

После антракта действие меняется. Две составляющих – пьеса Шоу и немое кино, поначалу связанные только временем действия, пересекаются еще в одной точке, главной и содержательной. Второе действие более разговорное и более человеческое (меньше шоу, больше человеческой истории). Собственно, ведь и миф о Пигмалионе и Галатее и пьеса Шоу говорят о рождении человека. Только в спектакле эта тема повернута новой стороной, рождение происходит взаимно. Пигмалион-Хиггинс делая из Элизы идеальную Галатею, и сам взрослеет, испытывает новые чувства, влюбляется, очеловечивается. Именно это рождение и воспитание чувств играют Осипов и Юсупова во втором действии.
История инфантильного профессора-холостяка и грубой цветочницы отражается в истории одинокого бродяги и слепой цветочницы из фильма «Огни большого города». Интермедия-пантомима второго действия воспроизводит сон Элизы, она видит в своем Хиггинсе бескорыстного спасителя Чарли. Ироничный Шоу и простодушный, сентиментальный Чаплин, казалось бы, что общего? Но режиссер и актер эту парадоксальную связь доказывают, в каждом мужчине живет Чарли и Осипов это пробуждение Чарли прекрасно играет – замирание, бледное лицо, растерянность и в ртутном холерике проявляется меланхолик.
К тому же Шоу был парадоксалистом и такой парадоксальный ход ему к лицу. В таком чаплиновском варианте и открытый финал пьесы становится более оправданным, чем хэппи-энд из фильма и мюзикла.

А сразу после «Огней большого города» в «Лондон Шоу» были «Новые времена» в «Кухне», таким образом, чаплинская линия, унаследованная Константином Райкиным от отца, закрепилась в репертуаре Сатирикона.
Tags: САТИРИКОН, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments