Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Вещь Уэскера

*
«КУХНЯ», К.Райкин, САТИРИКОН, Москва, 2014 г. (6)

Отчуждение
(нем. Entfremdung) — это процесс отделения от людей процесса и результатов их деятельности, которые становятся неподвластными человеку и даже господствующими над ним.


В пьесе Уэскера, написанной в 1957 году, кухня ресторана Тиволи выглядит, как фабрика-кухня, как фабрика фастфуд (первый Макдональдс был открыт в 1955 году), как конвейер из фильма Чаплина «Новые времена». Пьеса о наступлении новых времен, когда человек стал придатком вещи, машины. Хвост начал вилять собакой, предложение с помощью рекламы управляет спросом, орудия труда закабалили работников, предметы потребления закабалили потребителей.

Узкая специализация, массовизация, унификация. Оборотная сторона общества массового потребления – общество массового производства. Отчуждение личности на одном (потребительском) полюсе соответствует отчуждению труда на другом (производственном) полюсе.

Главные герои спектакля хозяин-итальянец и работник-немец представляют две стороны производственного полюса, два класса производственных отношений. И тот и другой показаны, как придатки «вещи», «машины», производящей еду. И тот и другой отчуждены (работник от труда, хозяин от собственности). И тот и другой не удовлетворены, не счастливы. Работник считает хозяина бездушным эксплуататором, хозяин считает повара саботажником.

Тут ведь показан не только капиталистический тупик, фабрика-кухня понятие из социалистического лексикона к обсуждаемой проблеме имеет самое прямое отношение, замените хозяина на директора, что изменится?

В теме отчуждения современного человека очень важен еще и национальный момент (этим спектакль точно попадает в московскую реальность сферы обслуживания и рынка труда, заполненного мигрантами). В процессе отчуждения происходит еще и космополитизация (пролетарий не имеет отчества и капиталист не имеет отечества), как иллюстрация этого - ресторан в столице Британии принадлежит итальянцу, а работает там немец, ирландец и много выходцев из колоний, киприотов. Национальные конфликты (сопротивление работе плавильного котла) сильнее классовых (сопротивление работе конвейера) и в пьесе они на первом плане (пьеса начинается из затакта, первый конфликт пьесы - межнациональный произошел «вчера»).


Фастфуд-театр
(англ. fastfood) — питание с уменьшенным временем употребления и приготовления пищи.


Потребление (зал ресторана) происходит за сценой. На фабрике-кухне производят, чтобы там потребляли.
Но ведь и театр точно также разделен надвое - на сцену и зал, на сцене производят спектакль с тем, чтобы зрители в зале его потребляли. И этот короткий и простой спектакль выглядит как театральный фастфуд.

Декорация на сцене воспроизводит фабрику-кухню, механизм, конвейер для приготовлении пищи (разделочные столы, вытяжные трубы, газовые плиты). Но ведь сама эта декорация является также и сценическим механизмом, механизмом театрального производства.
«Кухню» смотришь как знаменитую «Вещь Штифтера», сыгранную огромным механизмом без участия актеров. Пусть в «Кухне» участвует два десятка актеров, но все они выходят на сцену, чтобы обслуживать декорацию (фактически являются винтиками, придатками машины), точно также, как их персонажи приходят и встают за кухонный конвейер.

Машина работает эффектно, механизм начинает двигаться медленно, почти пустым, в темноте, постепенно разгоняется заполняется статистами и доходит до апофеоза в сверкающих огнях под оглушительный грохот. Но ведь это живет своей жизнью неживая конструкция, вещь.

Такой же механистичной, схематичной является и содержательная сторона спектакля. Персонажи функции, озвучивают короткие мысли (на длинные не хватает времени, персонажей много, времени мало).

Вот потому и в театре происходит то же самое отчуждение (актеров от персонажей-функций, зрителей от работающей на сцене машины) и в этом причина зрительской неудачи спектакля. Зал не заполнен, спектакль длится всего полтора часа и примерно через час зрители начинают уходить, пара за парой, аплодисменты жидкие, многие не аплодируют совсем и нет обычного для Сатирикона вставания.

Здесь только две главные роли хоть сколько-нибудь развернуты и двое актеров точно попадают в образы-маски во всем контрастные: Бардуков - молодой кросавчег-немец-работник и Якубов - маленький старенький итальянец-хозяин.
О работнике мы кое-что узнаем: национальность и национальные комплексы, взгляды на личную жизнь и на профессию (он понимает, что такой механической кухне повар не нужен, нужен простой работник, как на конвейере). Все начиналось из затакта межнациональным конфликтом (его дракой с киприотами). Все заканчивается его психологическим срывом, работник хватается за топор, потом режет себе вены.
О хозяине мы почти ничего не узнаем, но заканчивает он тоже срывом – взрывается монологом. И его вопрос «чего вам, черт возьми, еще надо?» (вам работникам, вам актерам, вам зрителям, вам людям) повисает в воздухе и эффектно обрывает спектакль. Лучшее в спектакле это его финал.

Спектакль интересен, как этюд на тему отчуждения, и как неожиданный репертуарный ход, выпад Сатирикона (на территорию социального и современного), но если взглянуть с чисто театральной стороны это неудача.

=======

1. Жан

К.Райкин, воспроизводя на сцене Сатирикона реальную кухню топ-ресторана ставит не просто производственный спектакль, он задаётся метафизическим вопросом - а зачем работать?
Метафизический вопрос озвучивает владелец ресторана, крича в финале «сердитым» поварам: «Я даю вам работу, плачу вам деньги, на них вы едите, одеваетесь, живете. Что вам ещё нужно?!» Нет ответа. Бизнесмен кидается к залу: «Что … вам ещё нужно?» Зал тоже молчит. Но все понимают, что человек такое существо, что кроме работы нужно что-то ещё. Что-то ещё.
(http://jeanix.livejournal.com/137338.html )

2. Руднев

явственный антикапиталистический пафос в неистовом, диком крике Алексея Якубова (директор ресторана), который недоумевает, что же еще человеку на рынке труда не хватает, коли заработок есть. И вдруг тебя это обжигает, так как от "Сатирикона" никак не ждешь честного и рискованного разговора об обществе потребления, о манагерской судьбе, о ненависти к рабскому, автоматическому труду, делающему человека слугой банковской системы, придатком товарооборота. Полностью смещенная интонация театра, который все-таки редко бывает ранящим, некомфортным для зрителя в Марьиной роще. И оказывается - опять же внезапно - что репертуарный, вполне себе респектабельный и буржуазный театр году может быть выразителем идей молодых рассерженных спустя 60 лет после подобного же взрыва ненависти к капитализму в Европе. И может даже эту энергию перенести без потерь и даже на большую сцену. И мигрантская тема звучит (впервые не только в Театре.doc!): ведь на кухне Уэскера в лондонском ресторане работают по сути те же наши таджики, киргизы, буряты, которые сегодня моют, стирают, убирают, чинят унитазы, проливая невидимые миру слезы.
( http://pavelrudnev.livejournal.com/1665860.html )

3. Маркс

В чем же заключается отчуждение труда?
Во-первых, в том, что труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности; в том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это – принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде.


4. Фромм

Человек создал мир рукотворных вещей, какого никогда не существовало прежде. Он разработал сложное общественное устройство, чтобы управлять созданным им техническим механизмом. Однако все созданное им возвышается и главенствует над ним. Он чувствует себя не творцом и высшей руководящей инстанцией, а слугой Голема, сделанного его руками.

5. Райкин

У нас узкая специализация. Один пришивает карман, один - проймочку, я лично пришиваю пуговицы. К пуговицам претензии есть?
Tags: САТИРИКОН, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments