Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Мой старший брат

*
«МАКБЕТ. КИНО», Ю.Бутусов, ТЕАТР им.ЛЕНСОВЕТА, Санкт-Петербург, 2012г. (10)

«Кино» крутое, мужское, жесткое, криминальное. Про убийства, про путь наверх по трупам.
«Нуар» – картинка и правда очень темная, лучи света выхватывают прямоугольные кадры – тенью на кирпичном заднике, как на киноэкране.
У классика французского криминального кино Жана-Пьера Мельвиля есть такой фильм «Красный круг» с Аленом Делоном в главной роли. Художественное исследование мужского начала, сделанное Юрием Бутусовым, начинается с портрета Алена Делона, а заканчивается красным кругом. В красном круге – женщина/смерть. Женщина влечет мужчину на пути к власти, на пути к смерти. Ведьмы, похожие на группиз, возбуждают, высвобождают темные желания. Молодая мужская энергия вырывается, взрывается безумным рок-н-роллом. А потом появляется она, его единственная женщина, его леди, его темная Йоко Оно (Лаура Пицхелаури). Макбет не стал бы королем, если бы не его леди.

Каким путем зло приходит в мир? Каким образом мужское начало приносит в мир зло? Ответ конкретный поколенческий. Мы с режиссером ровесники и исходный пункт его поисков (первое действие спектакля) мне близок и понятен. Первые образы мужественности - молодые мужские лица и голоса 60-х – 70-х годов: Ален Делон, Леннон-Маккартни, Пейдж-Плант. Наши старшие братья.
IMGP5058
Особенное поколение, вышедшее на историческую сцену в особенное время, в молодежные 60-е. Мужчины-мальчики. С мальчишеским комплексами неполноценности и отсюда утрированная крутизна, именно поэтому женщинам так легко развести их «на слабо». А потом, совершив убийство, они плачут и истерят у ног женщины, но с этого кровавого пути уже не свернут. Тут двойственность, мальчики не являются, а подражают мужчинам, берут мужской псевдоним, как в случае с Мельвилем. Он не настоящий Мелвилл (на русском это ясно даже и фонетически из-за мягкого знака) и его герои не настоящие самураи.

Самый младший из персонажей мужского пола – сын Банко Флинс – бегает с сачком за бабочками. Мужской охотничий инстинкт. Вырастет будет гоняться за другой добычей, за Моби Диком, за короной.
Остальные актеры мужчины по очереди играют Макбета. Один из них длинноволосый так похож на моего старшего (двоюродного) брата, это исходный Макбет – патлатый хиппи-рокер-самурай. Но это только исходная точка, мужчины других поколений тоже таковы. Во втором действии спектакль теряет конкретную привязку к поколению и выходит на обобщение, становится разомкнутым, бессвязным.

«Макбет» самая мрачная из трагедий Шекспира. Нарочито, однобразно мрачная. Там нет места юмору, сниженным простонародным сценам (как слуги в «Ромео и Джульетте» или могильщики в «Гамлете»). Бутусов немного подкорректировал автора и внес комическое начало. Пара наемных убийц становится клоунской парой – болтливый толстячок и молчаливый сухарь. И еще одна клоунская пара добавлена – комическая вариация на главную тему спектакля – мужское-женское. Муж-"сынок" подкаблучник, аккомпаниатор и его скульптурная жена-"мамочка", солистка (пародия на семейку Макбет, "trampled under foot", затаптывающую весь мир в кровавое мокрое место). Эти персонажи вносят в трагедию фарсовое, балаганное начало. В «Макбет. Кино» заметно наследование по отношению к первому «Макбету» режиссера (сатириконовскому «Макбетту» с двумя «т» на конце, по пьесе Ионеско). Новый спектакль это шаг вперед и вглубь, от Ионеско к Шекспиру, от более простой и ясной «дурной бесконечности» абсурда (Дункан-Макбет-Банко история вертится на одном месте) к более сложной картине, сочетающей трагедию с фарсом, показывающую генезис – от мужских игр старшеклассников в войнушку/киношку к войне, от стрельбы воображаемыми очередями по птичкам к напалму.
И в итоге к трагедии взаимного истребления, к смерти в одиночестве. Постоянно повторяющаяся мизансцена – окровавленный Макбет застывает один посередине сцены. С немым вопросом – почему?
- А вот потому, “Because”. «Because the sky is blue, it makes me cry». Потому, что так устроен мир.

В программе фестиваля Золотая Маска мужской «Макбет. Кино» стал парой женскому «Дому Бернарды Альбы». Два режиссера провели художественное исследование отвлеченных идей – мужского начала и женского начала. Такие разные режиссеры и такие разные спектакли. Марчелли ясно мыслит и ясно излагает, его стройная театральная форма это следствие стройной режиссерской концепции. Марчелли находит и формулирует, а Бутусов только ищет, он подобно природе только наводит на размышления, на размышления о природе человека. Бутусов мыслит неясно, излагает тоже неясно. Он идет наощупь, ищет новые сведения о человеке, отсюда этот парад бессвязных театральных аттракционов, протуберанцы театрального косноязычия, весь этот рок-н-ролл, сцены-всполохи, длинноты плясок на одном месте, нелинейные гиперссылки, переходы скачком и повторы. Постановка Марчелли совершенна, постановка Бутусова несовершенна.
Но и в том и в другом случае это не натуралистический, не психологический, не повествовательный театр. Это своего рода эпический театр, театр нелинейный, театр мысли – мышление театральными образами.

=======

Небольшое добавление - http://lev-semerkin.livejournal.com/592806.html
Tags: Бутусов, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments