Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Широкий экран

*
Продолжение про "Тихий Дон" Мастерской Григория Козлова ( http://lev-semerkin.livejournal.com/590273.html ).

Формат спектакля задан форматом сценографии.
Сцена широкая – прямоугольник, вытянутый по горизонтали. Прямоугольный экран, как в широкоэкранном кино.
В кино широкий экран задает панорамный формат киноромана: широкоугольная оптика, широкий охват во времени и пространстве, большая продолжительность повествования, размеренный ритм, крупные характеры.
В театре произошло то же самое – широкий прямоугольник сцены стал рамкой настоящего развернутого театрального романа: более двух десятков персонажей, подробная экспозиция мирной жизни и затем уничтожение целого мира, две войны, более десяти лет жизни на переломе истории. Продолжительность четырехчастного спектакля – восемь с половиной часов, он охватывает всю сюжетную канву романа Шолохова.

Декорация из натурального дерева (художник Михаил Бархин) - большой казачий дом, курень (симметрично - женская половина, мужская половина). Курень это и дом в прямом смысле, и дом в переносном смысле, семья, род. Крепкий основательный дом между Доном (на авансцене деревянные мостки, вода) и линией горизонта, «бездной, разверзтой вдали», центральные ворота открываются в небытие, там на краю обрыва происходит и рождение и смерть.

На стены декорации, как на экран, проецируются кадры кинохроники, мирной перед началом спектакля и военной перед началом третьего действия, а во время спектакля – визуальный фон, панорама во всю ширину сцены – рябь тихого Дона, листва, косые струи дождя, снег, звезды и искры костра, огонь пожара. Это придает постановке дополнительное сходство с широкоэкранным кино, фон задает масштаб повествованию.

Режиссура не демонстрирует себя, все усилия сосредоточены на раскрытие содержательной стороны и педагогическую работу со студентами. Выстроены правила игры и зрители сразу принимают театральную условность, персонажей самого разного возраста играют студенты, ровесники и никто не прячется за гримом. Студенты так искренне верят в предлагаемые обстоятельства, что и зрителей быстро заражают своей верой.

Студенты Мастерской все вместе, театральным хором, единым ансамблем сыграли народ - донских казаков, заложили этнографический фундамент спектакля-романа (песни, танцы, обряды, костюмы, говор).

Подробно показано состояние обильной, полнокровной, сильной и самодостаточной жизни, крепкого уклада. В это необходимо всмотреться и вслушаться, потому что этот уклад исчезнет совсем скоро, на наших глазах.

Инсценировка сосредоточена на мирной семейной жизни, на частной истории, на истории станицы, дома, на истории любви – чувств и отношений.
Казачество - особенное, военное сословие и роман Шолохова военный, мужской. В спектакле все это есть – лампасы, фуражки, шашки, выстрели и взрывы, но инсценировка развернута к личной жизни, к тому же мужское и женское начало здесь равноправны. Да и всем персонажам, даже эпизодическим дано право голоса.

Женский голос начинает спектакль - песня казачек, стирающих белье, песенный камертон. Третье, военное действие начинается с той же мизансцены, но вместо песни тишина, огромная пауза. Чем ближе финал, тем меньше песен и танцев, тем больше пауз и затемнения.

Дон - река широкая, течение ровное, Дон - тихий, откуда же возникает драматизм? От избытка силы, от куража. Сюжетная линия спектакля начинается с предыстории рода Мелеховых, с появления турчанки, которую привез с войны и взял в жены Прокофий Мелехов. Из этого драматического зерна вырастает сюжетное древо романа, судьба рода и дома Мелеховых. Сын Прокофия Пантелей Мелехов (Дмитрий Белякин), хромой с суковатой палкой – несущая опора этого дома.
Вот эта особая отметина, чужая кровь сильно проявится потом в судьбе внука Прокофия - Григория Мелехова. И по смыслу его особенная судьба рифмуется с судьбой казачества – особого сословия, отмеченного народа (не мужики, не господа, не богачи, не бедняки), да и с судьбой русского народа тоже.
Особенность, неправильность характера всё время выбивает Григория из колеи ровной жизни - он не может пристать ни к одной женщине и потом также и ни к одной стороне в гражданской войне. Эта черная отметина толкает его в самые драматические и трагические коллизии, но вот парадокс именно он, «чертяка», и остается в живых, когда погибают один за одним все его соседи и родственники.

Особенность, пассионарность Григория сразу же заметна, с первого же появления. Еще в массовке взгляд цепляется за эту крепкую фигуру и определяет безошибочно – вот он, Григорий Мелехов. Актер Антон Момот не выделяется ростом, он выделяется куражом, драйвом, он отмечен, он энергетический центр спектакля. Есть Григорий – есть «Тихий Дон».

Сюжетный стержень – история любовного треугольника. Партнерши – Есения Раевская (Аксинья) и Вера Латышева (Наталья) - выразительные, горячие и подстать главному герою. Каждая сторона треугольника раскрыта подробно.

Когда умирает Наталья, драматический любовный треугольник, из которого нет выхода, исчезает. На какой-то миг кажется, что Григорий и Аксинья оставшись одни на пустой земле, могут дать начало новому человечеству, как Адам и Ева, но этому не суждено сбыться. В будущее пробьется другой росток – от Григория и законной жены, Натальи.

В финале на заднике возникает огромный солнечный диск (огненный, красный полукруг над горизонтом).
Вспомним «Неуловимых мстителей»

Не печалься о сыне,
Злую долю кляня
По бурлящей России
Он торопит коня.
Громыхает гражданская война
От темна до темна
Много в поле тропинок
Только правда одна.


Но это в «Неуловимых» правда была одна, а во взрослом романе где правда? У кого?
Черный круг наползает на солнечный круг – смерть солнца, солнечное затмение. Наглядная метафора трагического времени.
Мы знаем, что это солнечное затмение не навсегда, за смертью солнца сразу же наступит рождение, по законам астрономии и по законам Большой Истории черный круг уйдет в сторону и снова откроется красный круг, жизнь продолжится. Но в спектакле это не покажут, он остановится в момент полного затмения, Григорий с сыном – мальчиком в красной рубахе остановятся посреди сцены, выйдут и станут рядом с ними все остальные персонажи, казаки, все погибшие – в исподнем, в белых одеждах. Финал открыт.

Когда солнце вернется, это уже будет другая история. В ней уже не будет казачества, но останется Россия и в ней останутся потомки казаков. И род Мелеховых все-таки пробьется в будущее – «казацкому роду нет переводу».
Tags: Козлов, МАСТЕРСКАЯ, театр
Subscribe

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment