Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Колядки-2014 №1. «Раёк» (разделочная доска, фломастер, 3ч30м)

*
«МЕРТВЫЕ ДУШИ», Н. Коляда, КОЛЯДА-ТЕАТР, Екатеринбург, 2013г. (8)

Спектакль очень неровный. Как наши дороги. То есть, форма соответствует содержанию, театр отражает, показывает жизнь. Но не так, как в простом зеркале, а через увеличительное стекло райка (см.ниже).

Сцены у помещиков – ямки и кочки на дороге. В ямки спектакль проваливается, на кочках подпрыгивает. Самая большая кочка (не бугорок, бугор :) в начале 2-го действия – сцена у Собакевича (самая ударная сцена, развернутая, спектакль в спектакле, драматическая вершина похождений Чичикова с бенефисной работой Фёдорова в роли Борис-панимашь-Николаича).
Между сценами у помещиков - участки ровной дороги, по ним спектакль катится легко, быстро и весело, с песнями, с хороводами, летит, как та тройка.
Есть еще лирические отступления, редкие остановки в пути. Это уже совсем другой, второй театр, не раёк.
А первый театр (первый слой спектакля) – как раз раёк. Русское слово «раёк» Коляда-театру подходит больше, чем немецкое «китч».

Раёк — народный театр, состоящий из небольшого ящика с двумя увеличительными стёклами впереди. Внутри него переставляются картинки или перематывается с одного катка на другой бумажная полоса с доморощенными лубочными изображениями разных людей и событий. Раёшник передвигает картинки и рассказывает присказки и прибаутки к каждому новому сюжету. (из энциклопедии)

Мы видим на сцене и ящик раёшника, его таскает с собой главный герой (раёшник Чичиков, раёшник Гоголь, раёшник Коляда) и лубочные картинки - расписные разделочные доски, которые висят на стенах декорации. В каталогах живописи пишут «холст, масло», а здесь надо написать «разделочная доска, фломастер». Яркие костюмы, парики - живопись цветными фломастерами. Нарядились во все лучшее, как на корпоратив (и со своими ложками пришли).

Раёк дает и еще одну важную ссылку от Гоголя к Коляде - через «Раёк» Мусоргского и «Антиформалистический раёк» Шостаковича. С Шостаковича спектакль начинается, но заседание прошлого века превращено сначала в современный корпоратив (застолье, Чичиков – аниматор), и только во втором явлении Шостаковича стол становится столом заседаний в кабинете у начальника (господина Собакевича).

Расписной ящик Чичикова – раёк или вертеп. Это маленькая модель Коляда-театра - игра актеров такая же утрированная, кукольная (челюсти отваливаются - такую грубую мимику легко сделать кукле).
Пара Чичиков-Селифан ведет себя как классическая кукольная или клоунская пара (Никулин-Шуйдин, у Чистякова и внешнее сходство с Шуйдиным есть, но главное сходство психологическое - два собутыльника). Они и работают парой (например у Коробочки).
В этой паре Чичиков главный, но в общественной иерархии его позиции невысоки – «промокашка», мелкий жулик. Лохи носят разноцветные береты козырьком назад, а у Чичикова такой же берет с козырьком набок – приблатненная кепочка.

Происхождение «райка» и самого названия его может быть объяснено тем, что в основании когда-то лежало «Райское действо» , где дьявол, а отчасти и прародители играют комическую роль. Постепенно осложняясь новыми комическими сценами райское действо сначала отступило на задний план, а затем исчезло; остались картины лишь светского содержания. (из энциклопедии)

То есть «рай» все-таки содержится в «райке» в скрытом виде, как третий том в замысле «Мёртвых душ» Гоголя. Так и лирический автор, Гоголь содержится в Чичикове, которого играет Максим Чопчиян. Казалось бы, откуда это (эти мысли, эти слова, эта тихая, сосредоточенная интонация) в таком приблатненном Чичикове? А вот оттуда!

В программке первым действующим лицом назван сам Гоголь. Добавить в инсценировку «Мертвых душ» автора – ничего удивительного, так многие делали, но такого Гоголя, который выходит на сцену в этом спектакле, вы еще не видели. Гоголь кукольный, из вертепа, с кукольным голоском (он доносится словно из «моего прекрасного далека») и главная фишка – «переворачивание в гробу» тоже кукольное, простой трюк, гэг.
А настоящий лирический авторский человеческий голос отдан Чичикову. И в финале этот голос тоже доносится. Доносится из-под земли. Из-под земли, которая Гоголя породила (не только Чичиковых), и на которой стоит памятник Гоголю.

Сквозь увеличительное стекло народного театра (райка с картинками или вертепа с куклами) всё видно в грубом, карикатурном, преувеличенном духе. Но ведь есть еще и сам раёшник и он имеет право на собственный человеческий голос и возможность своей авторской волей кукол оживить.
Вот герои в буквальном смысле заглавные, те самые «мертвые души» - куклы неваляшки (Ваньки-Встаньки) Чичиков с Ноздревым играют ими в шашки (торгуются, людьми торгуют, пусть и умершими), а потом Чичиков возит их в своей повозке (накупил душ), а потом на стол выставляет и Коробочка про каждого Ваньку–Встаньку рассказывает, фамилии называет (и фамилии такие зачудительные). Стоят эти Ваньки на столе гурьбой, головами покачивают и что-то между собой тихо гутарят, музыкально так голоса звучат - действительно крестьяне. Пронзительный, тихий, символический, "соборный" эпизод, образная и смысловая кульминация, как карта с матрешками-городами в "Годунове" - народ, страна, Россия.

Раёшник абсолютный демиург, хозяин своего театра. Таков и Коляда - и драматург, и режиссер, и сценограф. В случае с «Мертвыми душами» режиссер оказался сильнее драматурга. Структура пьесы нечеткая, нелинейная и флешбэки кажутся лишними и вкрапления современных слов в текст Гоголя уж слишком выпирают (все эти «чмоки-чмоки» и «Вперед, Россия»). И вообще, это в бОльшей степени театр действия, театр картинки, театр звуков (музыки и интонации), чем театр текста. Это театр гэгов – то ложки по столу бегают, то люди в окне поезда пробегают. Окно железнодорожного вагона это ведь тоже в своем роде увеличительное стекло райка, через это окно пассажиры видят картины России. А в самом конце спектакля окно превращается в окно другого ящика - телевизионного ящика. Чичиков и Селифан сидят в номере гостиницы и телевизор смотрят и там знакомые всё лица, портретная галерея русских типов. На лицо ужасные, а внутри? Вот Коробочка, все думала, не предложить ли Чичикову еще и мертвую душу собственного мужа. Но все ж таки не предложила. Но все ж таки колебалась и оттого так громко повторяла – не буду, не буду, мужа не продам. Но всё ж таки устояла...

Разомкнутый спектакль. Ехали-ехали – никуда не приехали. Но повеселились, подивились изрядно.

Продолжение темы - http://lev-semerkin.livejournal.com/578375.html

=======
UPD. Второй раз, с другим Чичиковым - http://lev-semerkin.livejournal.com/627559.html
Tags: "Не так ли и ты Русь", Коляда, театр
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments