Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Театр оперы и балета

*
"ТАНГЕЙЗЕР", А.Жагарс, МАМТ, 2013г. (9)

Премьера улицы, как увертюра к премьере в театре.


Шел в театр по Большой Дмитровке (имени Собянина), первый раз там был, можно считать на премьере и был впечатлен. Очень солидно выглядит, столично – широкие тротуары из светлой плитки, узкая черная асфальтовая полоса.
Именно так "столично" выглядит и премьера в театре (имени Урина) – солидная, черно-белая постановка Большого Стиля. Достойное завершение «уринской эпохи» в опере (в балете ждем «Восковые крылья» Килиана). И достойный большой подарок к 200-летию Вагнера (в то время как театр Большой только по имени, приготовил подарок секонд-хэнд – возобновление «Летучего голландца»).

Ось Париж-Берлин-Рим

В строгой черно-белой постановке было два цветных пятна и оба концептуальные. Красный цвет в первой сцене – в гроте Венеры, в Париже, цвет Мулен-Ружа. Зеленый цвет в последней сцене – цвет листьев на посохе, цвет Вечного (вечнозеленого) Города, Рима. Основное действие происходит в Германии (в Тюрингии), в бесцветной стране.
Цвета оживили картинку, но их можно было и поярче сделать, чтобы спектакль не выглядел таким однотонно-мрачным.

Три действия, три состояния, три пути локализованы географически за счет совмещения двух редакций оперы французской и немецкой. Сцена в гроте Венеры исполняется на французском языке и начинается как балет (контемпорари в постановке Раду Поклитару). Возвращение героя домой подчеркнуто переходом на немецкий язык (песня пастуха).
Для полноты языковой символики хорошо было бы песню паломников перевести на латынь, но на такое радикальное вмешательство в текст режиссер не пошел. Надо заметить, что с западной Европой он обходится более уважительно, без радикализма и эпатажа Гаваны в «Кармен» и Пыталовского уезда в «Леди Макбет».

Париж – живой, передовой, продвинутый город, город гедонизма, разврата, сад земных наслаждений. Балет - гедонистический чувственный откровенно эротичный - более чем уместен в таком гроте Венеры (не просто уступка требованиям парижской оперы, чтоб обязательно были танцы).

Германия выглядит мертвой, отсталой, консервативной, книжной – отгородившейся от жизни стеллажами умных книг (стеллажи книг во втором действии это привет Роберу Лепажу, «Осуждение Фауста» начиналось в похожей декорации – книги, книги, книги от пола до потолка).

Оппозиция Франция-Германия (передовой Запад – отсталый Восток) – горизонтальная. Тангейзер возвращается на родину, как Чацкий из заграничных странствий. В глазах добропорядочных, религиозных немцев он выглядит опасным вольнодумцем, для них в этой оппозиции вертикальная составляющая есть – Париж город греха, низменный, а они пребывают на горных вершинах духа. Но их немецкое искусство так архаично и даже вампучно. Шлемы, доспехи, картонные мечи на участниках состязания певцов, имитация рыцарских турниров, высохший мертвый романтизм. Тангейзер приходит на турнир без костюма, как в жизни (не романтик, а реалист).
Вертикальная ось в спектакле другая, она направлена в Рим. Туда, куда уходят паломники в первом акте и откуда они возвращаются в третьем – замечательный композиционный прием Вагнера, скрепляющий сценическое действие рифмой. Рим находится где-то за сценой и хор очень часто поет за сценой и звучит словно из другого измерения.
Спор Тангейзера с соперниками-певцами на певческом турнире не имеет смысла (как нападки Чацкого на московские нравы), оппозиция между любовью живой, чувственной, низменной и любовью сухой, бесплотной, возвышенной не имеет решения в этой горизонтальной плоскости. Решение дает Елизавета, она сочетает в себе и живое и возвышенное чувство, ее жертвенная любовь дает ответ и в последний момент спасает художника, запутавшегося между авангардом и традицией (и уже готового сигануть обратно в пучину порока :).

Вокальную сторону оценивать не буду, а по линии театра образ Тангейзера (Валерий Микицкий) – главная и бесспорная удача. Нечасто увидишь у нас в опере такой цельный и содержательный театральный образ, разрывающий оперную условность современной «человеческой» внешностью и тембром голоса.
Тангейзер в спектакле есть, фриссон (мурашки по коже) во время финального хора пилигримов был, что еще нужно для полного зрительского счастья! Спектакль взлетел и над оперой, услаждающей слух, и над балетом, услаждающим глаз, взлетел над театральной условностью к вагнеровскому идеалу, к мистерии.
Tags: опера, театр
Subscribe

  • Рас-кая-ние Кая

    . «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ», К.Богомолов, ПРИЮТ КОМЕДИАНТА, СПб, 2019г. (10) Посмотрел во второй раз (первым была трансляция Золотой Маски).…

  • О чем говорят бесы

    . «БЕСЫ», Г. Лифанов,ТЕАТР им.ЛУНАЧАРСКОГО, Севастополь, 2019г . (3) Спектакль интересно смотреть, но совершенно не интересно слушать. В нем есть…

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments