Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Последние

.
В продолжение темы Ройзмана Райзмана посмотрел эту редкость, фильм, следующий за «Твоим современником»

"ВИЗИТ ВЕЖЛИВОСТИ", Ю.Райзман, СССР, 1972г. (1)

Заслуженный отпуск


По первому впечатлению - отпускной фильм, такой расслабленный, солнечный, экзотический. Заработал себе человек на отпуск честным трудом - много лет снимал важные серьезные фильмы «про коммунистов», и вот получил от заказчика карт-бланш.
Заслужил же он многолетней безупречной службой право снять хоть один фильм совершенно свободно, как хочет, не оглядываясь ни на цензуру, ни на публику, ни на линейный соцреализм. Не жалеть кинопленку, не обуздывать фантазию, посоревноваться с западными мастерами в сложносоставных сюжетах и открытых финалах. Действие происходит в четырех местах - на военном корабле, в современной Италии, в древней Помпее, за кулисами театра. Сьездил за границу в кап.страну – лето, музеи под открытым небом, ночные клубы. И все равно получилось «про коммунистов» (отформатировано газетой «Правда», особенно заметен почерк международного отдела в дискуссиях советского офицера с итальянскими леваками).

Сценарий писал Анатолий Гребнев, театральная линия сценария проросла потом в прекрасном фильме «Успех», а здесь она скомкана, метража не хватило (при двух сериях и вялом ритме). Очень интересна и не-театральна Алла Демидова в роли примы театра. Очень ярок и театрален Владислав Стржельчик в эпизодической роли древнеримского патриция, а вот с остальными актерами не сложилось (похоже режиссерский нюх на актеров, которого у Райзмана не отнять, тоже «ушел в отпуск»).

Фильм-катастрофа

На самом-то деле никакого отпуска и карт-бланша не было, фильм задумывался и снимался как вполне сУрьезный и правильный. А получился картонным из-за попытки игры на чужом поле и по чужим правилам.

Единственное, что там не картонное - военный корабль. Его не сделаешь в павильоне, корабль снят эффектно, в натуральную величину, сцена учебной тревоги впечатляет. Настоящий военный корабль вьехал в картонную декорацию и получилась катастрофа (не с кораблем, с фильмом :).
Характерно, что сценарист, признавая, что занялся не своим делом, стыдился не вампучной Италии (рабовладельческой и капиталистической), а военных сцен. Стыдился, не тогда, когда сочинял сценарий, а много лет спустя в постсоветские времена, когда писал

"ЗАПИСКИ ПОСЛЕДНЕГО СЦЕНАРИСТА", А.Гребнев, 200? г. (9)

Замечательные мемуары, очень откровенные с интереснейшим «именным указателем» (от молодого Товстоногова в Тбилиси до Угарова-Греминой в «Петербургских тайнах»). О советских киногенералах написано с болшевской натуры и очень живо. В частности, о работе с Райзманом:

первым нашим совместным опытом был “Визит вежливости”. Сюжет, которому не откажешь в оригинальности. До сих пор не пойму, как удалось нам его изобрести. Ничего похожего ни один из нас еще не делал – он не ставил, я не писал. Подозреваю, что тут нужны были люди с другим объемом фантазии и, вероятно, эрудиции. Не бытописатели, скорее философы и артисты. Но что поделаешь, выбор был сделан, и я, как всегда, покорно шел за своим жребием. Пробелы в знании древней истории восполнялись с помощью учебников; знакомству с военно-морским флотом посвящена была поездка в Севастополь, там у нас появились друзья моряки, так сказать, прототипы будущих героев. С современной Италией, что особенно приятно, также знакомились на месте – в Риме и Неаполе, где провели в общей сложности месяц. Развалины древних Помпей, куда по сюжету попадает наш герой, видели теперь и мы; наш оператор Наум Ардашников облазил их с фотоаппаратом. Что еще? Оставалось написать сценарий и поставить картину.
Но вот тут-то оно и застопорилось.
Картины я очень давно не видел – кажется, с тех самых пор. Помню несколько сцен, сделанных сильной режиссерской рукой, безукоризненно, в том числе, кстати, и итальянские сцены, в ночном клубе, например. Это было снято в декорации – и сам интерьер, и кусок улицы – все в павильоне. Сейчас трудно себе представить, чтобы такое было построено. До сих пор не понимаю, откуда брались деньги и почему их нет сейчас.
Единственное, за что сейчас, наверное, было бы неловко, это сцены на флоте, на корабле, и не потому, что они сами по себе плохи или фальшивы нет, пожалуй. Но в самой концепции фильма, в его умозрительном отвлеченном сюжете советскому флоту отводится роль чего-то, видимо, противостоящего атомной угрозе, а угроза эта исходит понятно от кого. Это не очень педалируется, но, скажем прямо, имеет место. И печать советской ортодоксальности – она, ничего не поделаешь, присутствует. Она – на лицах. И не потому, что мы так старались, а потому, что не думали об этом, тут честно надо признаться: не думали.
( http://kinodramaturg.ru/grebnev-zapiski-poslednego-scenarista/18/ )

А, по-моему, ровно наоборот, неловко смотреть все остальное, кроме советского флота (древнеримскую вампуку еще можно как-то оправдать – такой воображает себе древнюю Помпею герой картины, а вот «безукоризненные» итальянские сцены просто таки напичканы развесистой клюквой развесистыми спагетти – ночной клуб, разврат и маоисты).
Советский флот действительно выглядит советски-ортодоксально, а как он еще должен выглядеть?

Параллель между последними днями Помпеи и угрозой ядерной войны я вообще не уловил. Видимо в условно-картонные обстоятельства времени и места авторы вкладывали своё, а зритель может вложить совсем другое. Вот например, отклик на фильм из постсоветских времен с другой параллелью - последние дни Помпеи = последние дни СССР. Жаль, что Гребнев этого не читал

Я был ещё ребёнком, когда в кинотеатрах шёл этот фильм, помню, что его анонсировали в Советском Экране, а потом, как-то... сгинул, что-ли?, Как будто и не было его. Ни по телевизору не повторяли, нигде не упоминали, хотя это Райзман снял. Странная история... Скачал, посмотрел...
Какой-то там скрытый подтекст чувствуется, видимо критики тогдашние это тоже уловили.
В Неаполь прибывает с визитом вежливости советский ракетный крейсер класса Грозный.( Хорошо помню эти крейсера 58-го проекта, даже серия марок тогда вышла с их изображениями. Красивые то были корабли, потом их пустили на иголки, причём один в Лиепае, уже не российской, а совсем даже анти...)
Главный герой капитан лейтенант Андрей Глебов знакомится с прекрасной Лючией, русской по-происхождению, усталой от жизни, слегка циничной экскурсоводшей и влюбляется в неё…
Это, так сказать, его Муза. Ведь Глебов ещё и пишет. ... Вдохновлённый посещением Помпей, он сочиняет поучительную историю о том, как некий человек прибывает в этот город за несколько дней до извержения Везувия и пытается предупредить его обитателей о надвигающейся угрозе. Однако каждый занят там своим делом, мало кто прислушивается к Чужестранцу (так его назвал Глебов в своей пьесе), наиболее ловкие ребята из местной финансово-политической верхушки обогащаются на слитой им информации - продают недвижимость, делают карьеру в местных органах власти и так далее. Некоторые диссиденствующие горожане бегают с криками СПАСАЙСЯ КТО МОЖЕТ, ИЗВЕРЖЕНИЕ БЛИЗКО, но их быстренько отправляют на нары, чтобы не будоражили общество. И абсолютно ВСЕМ безразлично, что над ними уже занесён меч Судьбы, и что скоро уже, скоро...
И вот пишет наш Глебов такую пьесу и ставят её в севастопольском (тогда ещё не незалэжном) театрике, заметьте - на русском языке. Действие вообще происходит - либо в Помпея, либо в Неаполе, либо в открытом море, под рёв стартующих с крейсера ракет, либо в бывшем граде бывшей русской славы Севастополе.
Попробовать бы рассказать всем этим севастопольцам из массовки, что произойдёт с их городом, страной и всеми этими грозными крейсерами через тридцать лет!.. Войти в город этаким Чужестранцем, прийти в местные партийные и советские органы, к руководству Черноморским Флотом, к начальнику Севастопольского Управления торговли, к различным чиновникам из других ведомств, к местной интеллигенции (выступить перед ней в том самом театрике), к трудовым коллективам и сказать - надвигается Нечто, вы будете стёрты с лица земли, даже сам язык ваш запретят, вас самих забудут и вычеркнут из памяти, ваши корабли продадут и хорошо наварят, а ваши садики-огородики снесут к чёрту и возведут там - где мечеть, где виллу нового укра, где Мак Дональдс, а в Балаклаве будет американская база, богатые негры с которой будут любить за смешные деньги ваших внучек... Чем не сюжетец для продолжения райзмановской фантазии? Что бы сделали горожане с Чужестранцем? Психушка? Нары?
И о чём вообще тот старый фильм? Там ведь много полунамёков - матросик, выбравший не пыльную работёнку экспедитора вместо консерватории. рассуждения старшего товарища Глебова - определись парень, не тем ты занимаешься, странные недоговорённости таинственной Лючии - у меня в Феодосии тётя, хотя это... Не ощущение ли авторов надвигающегося НЕЧТО подвигло их на эту работу?
Хотя, должен сказать, что впоследствии на пятом съезде кинематографистов интересную роль играл некто Гребнев... Читайте его мемуары!"

(http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/949/forum/#917218 )

Про «исторический пятый сьезд» в мемуарах Гребнева действительно написано очень подробно, обьемно и изнутри. Тоже ведь своего рода извержение Везувия, похоронившее советское кино.
Tags: кино
Subscribe

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Немного кино в холодное театральное межсезонье

    . Рейтинг фильмов, что смотрел в июле-августе (Денёв, Тарантино, Финчер, Хауэр) : « Бойцовский клуб», Финчер, 1999г. (10) « Попутчик», Хауэр, 1986г.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments