Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Продолжение про «Кальверк» Люпы

.
Конрад, герой спектакля «Калькверк», это пирожок-ни-с-чем (как писатель из «Сияния») ?
Однозначного ответа нет, спектакль разомкнут. Мы знаем, чем закончилась эта история (об этом сообщают в самом начале) безумный ученый выстрелил в голову жене, потом сбежал из Калькверка и спрятался в выгребной яме, откуда его достали полицейские. Но чем заканчивается спектакль? Парадоксальным образом он заканчивается сценой примирения Конрада с женой – единственной теплой сценой этого жесткого и холодного спектакля.

У Люпы заметно бергмановское начало - «Персона» в спектакле о Мерилин, а здесь сцены супружеской жизни (но скорее не из одноименного фильма, а из «Часа волка»). Женское начало противоположное конрадовскому интеллектуализму подано иронично – платья, пудра, воспоминания о балах. Это пассивное страдательное начало, жена так и не может определиться, кто же Конрад – гений или фигляр, напрасна ли ее жертва.

Монография, которая якобы существует в голове Конрада, остается только ее перенести на бумагу - это бред сумасшедшего, бессвязный набор слов, нечленораздельные звуки. Но в этом безумии приоткрывается окно в другое измерение, Конрад проникает туда сам и уводит за собой собеседников, жену или случайного гостя землемера. Окно показано самым буквальным образом – распахивается или приоткрывается окно в левой стене декорации и оттуда светит яркий прожектор. Там за окном выход в иное измерение или воды реки, текущей мимо Калькверка. Сияние - вот с чем пирожок, но только на бумагу это озарение не перенесешь и в качестве оправдания не предьявишь.

В спектакле занято несколько магнетических актеров. Прежде всего исполнитель главной роли Анджей Худзяк, а также актер, начинающий спектакль, и актер играющий роль представителя банка, на эту пару актеров особенно интересно смотреть и даже жаль, что им почти нечего играть.
А вот единственной актрисе есть чего играть (в добавок к психопатологическим сценам в инвалидном кресле, режиссер дал ей и шикарный выход в сцене сна), но она недостаточно харизматична, не персона (особенно в сравнениями с актрисами у позднего Люпы в «Мэрилин» и «Симоне»). Полноценного дуэта не возникает. Центр тяжести перенес на Конрада, «Конрад и другие» - так можно назвать постановку (по аналогии с «Иванов и другие» Яновской, там ведь тоже был пирожок-ни-с-чем) и самая лучшая, виртуозно поставленная и исполненная сцена с другим (визит к профессору) это сцена монологическая - говорит только Конрад, профессор ни слова не произносит и накопленная энергия несостоявшегося диалога прорывается только в пластике. Именно в начале этой сцены режиссер делает ритуальное для польского театра обнажение актера.

=======

Также скачал с торрентов запись «Канта» - это был первый Люпа (тогда писали Лупа), которого я смотрел (на чеховском фестивале) смотрел, но не рассмотрел, спектакль мимо прошел – теперь самое время пересмотреть. И для подготовки к новому театральному сезону будет очень полезно – ведь Карбаускис анонсировал спектакль о Канте. Он давно связан с Люпой – первого и по-моему единственного Бернхарда в Москве ставил именно Карбаускис («Лицедей» в табакерке).
Tags: Люпа, Польша, театр
Subscribe

  • ЖЖ-1940. 13-е марта.

    . День девяносто третий (последний). «Радостная весть» Ночью командир дивизиона получил приказ начарта подготовить огонь по обратным скатам…

  • ЖЖ-1940. 10-е февраля.

    . День шестьдесят первый. «На прокорм» С обозом, пришедшим 9-го из Питкяранта, пришло донесение от командира взвода Черепанова, который был…

  • ЖЖ-1940. 9-е февраля.

    . День шестидесятый. «Сильный нажим» На фронте наши части действующие с юга оказывают сильный нажим на позиции противника, но и сопротивление…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments