Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

В круге первом

*
«В КРУГЕ ПЕРВОМ», Г.Панфилов, Россия, 2006г. (8)

Если оттолкнуться от места действия книги, от рода занятий героев (шарашка это все-таки научный институт) можно назвать «В круге первом» научно-художественным исследованием. Предмет исследования – поведение человека в бесчеловечной среде. В форме романа автор, как настоящий ученый, поставил ряд мысленных экспериментов, провел моделирование различных вариантов. Варианты – художественные образы: главный герой – Нержин, его соседи по нарам, МИДовец, о котором они почти ничего не знают и поведение которого пытаются реконструировать и обьяснить, в том числе с помощью совсем уже виртуального дяди Авенира. Среда агрессивна, она никого не оставляет в покое, она каждого ставит перед выбором – один уходит в глухую внутреннюю эмиграцию, другой служит, третий выслуживается, четвертый борется. Эти варианты в своё время проигрывались в сознании автора и помогли сделать свой выбор, который он считает правильным, который пытается обосновать таким вот научно-художественным образом.

В сериале именно эта сторона романа – череда образов-вариантов, удалась на 100% и прежде всего благодаря тому, что были привлечены лучшие (в основном театральные) актеры, сумевшие в нескольких эпизодах, иногда даже в одном эпизоде сыграть полноценный характер. Почти никто не «промелькнул», все остались в памяти, такой портретной галереи актерских удач пожалуй не было ни в одном фильме. Миронов, Тюнина, Карякин, Колубков, Стычкин, Скляр, Чурикова, Мадянов, Смирнов, Филозов, Кононов, Баталов. И «ласт, бат нот лист» - Гришковец. У него материала было совсем немного – одна сцена пьяной исповеди «совписа», и он сумел шутя-играя создать кинематографический эквивалент своему уникальному театральному ноу-хау. Многие сцены фильма так и просятся в хрестоматии по актерскому мастерству: Певцов-Гришковец, Мадянов – Смирнов, сцена свидания двух пар Миронов-Тюнина и Скляр-Чурикова (это ведь не две разные сцены, а единая драматургическая двухходовка). Пройдет время, про актеров будут делать юбилейные телепередачи и обязательно включат эпизоды из "В круге первом".

Сцены в тюрьме и в шарашке наиболее убедительны, потому что автобиографичны. Сцены «в верхах» - менее убедительны и этот недостаток идет от книги. Бывший зэк в 50-е годы вряд ли представлял себе как выглядят и о чем думают работники МИДа, как может происходить доклад министра ГБ Председателю Совета Министров. Эти сцены – виртуальные и здесь самая большая неудача – Сталин в исполнении Кваши ( актер уже сыграл Сталина в спектакле «Полет черной ласточки» - и тоже неудачно). Не живой человек, а рупор идеи, «злодейский злодей», который появляется в кадре и тут же начинает делиться планами новых злодейских злодейств, при этом Кваша мельчит, впадает в истерику, такой персонаж не вызывает страха. Сцена Сталин-Абакумов единственный провал фильма, причем в остальных сценах Мадянов играет Абакумова очень убедительно.

Еще один виртуальный образ – дипломат Володин. Роль удалась Певцову лишь наполовину. Актер отлично сыграл мажора 40-х годов, образ контрастный по отношению к Нержину, сразу вызывающий на полемику, на противопоставление, поначалу - почти антипод. И финал роли – сцены на Лубянке - Певцов сыграл хорошо. Это уже не «виртуальные» сцены, здесь автор романа "делится" между Нержиным и Володиным, он отдает Володину свои собственные переживания, свой арестантский опыт. В этих сценах есть живой нерв. И сразу становится ясно, что "мыльный" эпизод из первых серий («омовение» Певцова Дроздовой ) нужен в фильме не только для привлечения зрительского внимания, он рифмуется с тем, что делают с Володиным в его «круге первом». В сценах с дядей Авениром солирует Филозов, а Певцов играет роль стенки. А вот вся сюжетная завязка вокруг звонка в американское посольство – сыграна неубедительно из-за того, что Певцов совсем не похож на наивного донкихота. Возможно образ Володина неубедителен и в исходном тексте, непонятно как его играть, разве бывают в природе наивные МИДовцы, мажоры-донкихоты?

Да и сам сюжетный сюжетный узел «звонка Володина» воспринимается как условность, на тот момент – декабрь 1949 года - в СССР уже была атомная бомба. Даже если звонок - реальный факт, он не имел того судьбоносного смысла, что вкладывает в него Солженицын. К тому же получается, что донкихот Володин сдает американским органам такого же донкихота с той стороны. Концы с концами решительно не сходятся.
Фраза дяди Авенира «если у коммунистов будет бомба – она не залежится» с головой выдает очень наивное представление о проблеме «наука-оружие-власть». Герои фильма отлично знали, что бомба уже «не залежалась», а была применена и совсем не «коммунистами». Вспоминаются слова Гейзенберга из пьесы «Копенгаген» – почему меня, не создавшего никакого оружия, судят люди, отдавшие оружие в руки политиков, которые тут же его применили. Уровень осмысления проблемы в романе Солженицына - это только самый первый слой, автор не заглянул в бездну, как это сделал М.Фрейн – автор пьесы «Копенгаген». Солженицын, а вслед за ним и Панфилов, остались в пределах «определенности», в пределах классической физики 19-го века. Фрейн, а с его подачи Чхеидзе (постановщик «Копенгагена» в БДТ) и в наибольшей степени Карбаускис (постановщик «Копенгагена» в МХТ) применили «принцип неопределенности».

Для Солженицына проблема ядерного паритета слишком абстрактна. Он силен в том, что пережил сам. И поэтому так важен в фильме центральный образ. Перед Мироновым стояла непростая задача, недаром говорят, что отрицательные и харАктерные роли более выигрышны, чем «положительный герой». Но Миронов справился. Голос, интонация Солженицына на Нержина в мироновском исполнении отлично ложится.
В Нержине виден стержень - незаурядный характер и потенциал, Нержин показан в момент выбора пути, в момент прорыва, самоопределения. В момент, когда высвобождается энергия одного человека и она оказывается ничуть не менее сильна, значима для истории, для страны, для человечества, чем ядерная энергия.
=======
UPD 18/08/08
Обстоятельства работы Гришковца над ролью писателя см. в его ЖЖ http://e-grishkovets.livejournal.com/45455.html
оказывается он самолично дописал Солженицына и получил одобрение автора романа.
Tags: кино
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment