Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

И тогда главврач Маргулис телевизор запретил

*
Продолжу про «Сигизмунда и Вольдемару» (http://lev-semerkin.livejournal.com/539800.html).

Постановка, хоть и сделана итальянской постановочной бригадой, типично немецкая. Только занавес открылся, картинка моментально считывается – «новый европейский театр» детектед.
И похожа на постановки Чернякова – с переносом действия ближе к нашим дням и сочинением своего либретто поверх (а иногда и поперек) авторского. Только Черняков радикальнее актуализирует. И содержательнее.
Итальянский режиссер перенес время действия не в сегодняшний день, а во времена условного «ретро» - во время первой мировой войны.

А место действие он перенес в сумасшедший дом. Ну это напрашивалось. Зиновий стал главврачом психиатрической клиники (Зиновий Маргулис :). Оклеветанная королева спряталась у него и работает медсестрой, а Сигизмунд находится на излечении (в общей палате вместе с очень колоритными безумцами). Муки совести приводят к тому, что ему везде мерещатся Альдемары - их там штуки четыре по палате бродит и только одна из них настоящая, поющая, Ольга Перетятько. Маргулис выдает ее за свою дочь (внешне похожую на казненную королеву). Король и верит, и не верит. Королева и прощает, и не прощает.

В опере много длинных (абсолютно прекрасных и прекрасно исполненных) дуэтов Сигизмунда и Альдемары, как отдельная история любви (а "поляки", "короли" всего только антураж). Сцены супружеской жизни, когда и вместе нельзя – ревность, обиды, подозрения, и врозь нельзя – всё-таки любовь. Бесконечные излияния чувств, слияния чистых высоких голосов.

Правда публика с бОльшим восторгом принимала тенора (злодея Владислава).
Тот тоже натура противоречивая, то молится («Боже праведный, помоги осуществиться моим злодейским планам»), то муки совести испытывает. И чем дальше, тем больше заболевает той же болезнью, что и король. А может быть это визит к Сигизмунду в больничную палату с психами так на него повлиял, он «заразился» и тоже начинает всюду видеть призраков и размноженных Альдемар.

Но это уже во втором действии. Первое заканчивается нашествием чехов. Военная обстановка требует, чтобы король вернулся к государственному штурвалу.
А чтобы замирить чешского короля, главврач придумал следующий ход – выдать свою дочь за вернувшуюся и прощенную королеву, нарядить в платье королевы, показать ее польскому народу и отцу, чешскому королю (благо внешнее сходство имеется). Король согласен, девушка согласна, вот только премьер, посвященный в эти планы, хочет их сорвать. Он подозревает, что дочь врача это и есть королева, а может просто «западает» на молоденькую медсестру (ни одной юбки не пропускает, гад).

Первое действие заканчивается драматически напряженным, тревожным финалом. Тревога человека, которому предстоит покинуть стены лечебницы, кокон собственного аутизма, буквально звучит в музыке.
А в декорации все время меняется освещение с реалистического на искаженное, кислотное, фантастическое (то всё в лимоном свете, то в лиловом). Шизофренический свет передает состояние психики персонажей.

Второе действие происходит во дворце.
Обитатели психиатрической больницы следуют туда за героями, как фантомы.

Король возвращается к управлению, но проигрывает битву с чехами. Ну не вояка он, это сразу видно.

Польша в представлении режиссера это остров цивилизации в окружении дремучих лесов, король Богемии Ульрих словно из леса вышел – в овчинном тулупе, весь заросший, с седой окладистой бородой, такой mujik, поет басом. А для высокоцивилизованного польского короля даже тенор недостаточно высоко, нужен женский голос, и весь он с тонкой нервной организацией такой противоречивый - в первом действии в больничном халате Барчелона очень убедительно дает воспаленный взгляд и трясущиеся руки, а во втором действии в военном мундире, мешковато сидящем, похожа на Юскаева из Мастерской Фоменко (в роли Ракитина).

Хотя можно предположить, что борода у мужика накладная (и король ненастоящий). На самом-то деле так оно и есть, роль Ульхира играет тот же актер, что Зяму играл (дворянина Зиновия, а по сюжету спектакля главврача Маргулиса) и тогда все происходящее можно понять как «терапию», инсценировку разыгранную друзьями Сигизмунда под руководством главврача чтобы исцелить больного, вернуть к жизни и помирить с женой.
Это ему удалось, но вот премьер не вынес разоблачения, у него развивается мания преследования, психи ему мерещатся в окнах, потом они подходят все ближе и в финале сажают беднягу в инвалидное кресло и увозят. По либретто оперы в тюрьму, а по спектаклю в лечебницу.
Tags: опера, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments