Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Возвращение в Головлёво

*
«ГОСПОДА ГОЛОВЛЁВЫ», К.Серебренников, МХТ им.Чехова, Москва, 2005г. (9)

Режиссер хорошо потрудился, чтобы не превратить в однообразную тягомотину три с половиной часа спектакля по не самому веселому произведению русской классики.

Собственно, главный герой здесь даже не Порфирий Головлев, а его мать.
Евгений Миронов играет технично, но, за исключением последней сцены «с лампочкой», техникой всё и ограничивается. Образ одномерный, без какого бы то ни было развития – таким Порфирий уродился, не человек, а гротеск, пародия на человека (недаром он надевает платье матери, после ее смерти), функция.
Арина Петровна Головлева и в списке действующих лиц указана первой, и играет Алла Покровская обьемно, играет живого человека, играет жизненный путь, играет жизненную драму, что-то от шекспировского Лира.
«Господа Головлевы» в целом наследуют МХАТовскому «Лесу» Серебренникова, несмотря на внешнее несходство большой и малой формы – это «спектакли о главном». К тому же пара мать и сын Головлевы (Покровская и Миронов) развивают тему сыгранную в «Лесе» Теняковой и Чурсиным, Порфирий послан матери в качестве наказания (как Буланов - Гурмыжской).
Порфирий это оживший тезис, доведенный до плюшкинского абсурда, до предела, за которым человек превращается в анти-ангела, в насекомое, в муху. Его религиозная демагогия назойлива и бессмысленна как жужжание мухи, и даже не живой мухи, а электронной (в последнее время на мобильниках популярны такие звуковые сигналы). Его человеческие качества – интеллект, речь, «основной инститнкт» - только оболочка, внутри – пустота и в этой пустоте копошится маленькая живая точка, это и сыграно в финале, лицо Миронова вдруг начинает напоминать рисунки Норштейна – волчка или Акакия Акакиевича.
Тяжелая атмосфера, беспросветная желчная интонация Салтыкова-Щедрина передана очень верно – и в режиссуре и в сценографии – в тусклом освещении (голые лампочки, как свечи или лучина), в тесной декорации, совершенно непохожей на вселенский размах Кочергина из постановки Додина. А в режиссуре Серебренникова умело использованы приемы Валерия Фокина из «Нумера» и «Превращения» - скурпулезно изображен абсурд, мышья беготня жизни, невыносимая тяжесть бытия.
Остальные герои мечутся по жизненному лабиринту и постоянно возвращаются (опускаются) на одно и то же место – в Головлево. Лишь на миг в спектакле возникает образ легкости - легких облаков (кульминация первого действия – монолог Степана Головлева), и тут же облака оборачиваются тяжелыми тюками с бельем.

При этом спектакль поставлен достаточно зрелищно, яркие режиссерские и актерские образы время от времени тормошат воображение зрителя, спекатакль насыщен образами-ссылками (так много настоящих предметов из детства – мясорубки, диафильмы, железный почтовый ящик, такие К.С. видимо любил поджигать, еще когда был ростовским хулиганом) и всё это не как попало напихано в спектакль, а подчинено геометрически выстроенной структуре.
Есть основная смысловая ось (от матери к сыну), и есть три симметричные пары – два брата, две племянницы, два сына (в таких удвоениях персонажей всегда есть что-то нереальное, кафкианское). Сыграны эти пары по возможности с максимальным контрастом. В наибольшей степени контраст удался в старшей паре – у Чекмазова (интроверта) и Кравченко (экстраверта) утрированная почти карикатурная пластика в стиле раннего советского кино: облик Чекмазова (нелепо торчащие руки) напоминает об острохарактерных ролях Николая Черкасова, а Кравченко (взлохмаченный парик) – Игоря Ильинского. Контрастны и сыновья-оболтусы блондин Медведев и брюнет Чурсин. В этом смысле меньше удались племянницы. Режиссер придумал для них полуэстрадный номер близняшек-Мерилин, но исполнен он без блеска (да и Мерилинами нас в этом сезоне уже успели покормить в «Волшебной флейте»).
В каждой паре один из героев сгинет, а другой вернется. В спектакле возникает сквозная тема возвращения и здесь для каждого из актеров наступает звездный час, из-под карикатурной маски показывается человеческое лицо. У Чекмазова и Добровольской получились пронзительные эпизоды и они стали эмоциональными кульминациями первого и второго действия. Про монолог Чекмазова об облаках я уже писал, а Добровольская сыграла с явной отсылкой к возвращению Нины Заречной из последнего акта «Чайки».
Tags: К.С., театр
Subscribe

  • О чем говорят бесы

    . «БЕСЫ», Г. Лифанов,ТЕАТР им.ЛУНАЧАРСКОГО, Севастополь, 2019г . (3) Спектакль интересно смотреть, но совершенно не интересно слушать. В нем есть…

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • О чем говорят бесы

    . «БЕСЫ», Г. Лифанов,ТЕАТР им.ЛУНАЧАРСКОГО, Севастополь, 2019г . (3) Спектакль интересно смотреть, но совершенно не интересно слушать. В нем есть…

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…