Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

В век электричества

.
«НОРМА», Й.Виллер, С.Морабито, НОВАЯ ОПЕРА, Москва, 2005г. (7)

Где-то я уже видел эти огромные обшарпанные стены.
1) у Марталлера - стиль художника Анны Фиброк сразу узнаваем.
2) у Чернякова в «Аиде», что тоже понятно, постановщики «Нормы» видели его спектакль «Двойное непостоянство» и признали режиссера за «своего».

Постановка из серии "осовремененных", но не самая радикальная, без чрезмерности (перенос «Нормы» из Штутгарта). Самое дерзкое на что решились постановщики - лирические музыкальные колыхания во второй части увертюры стали колыханиями радиоволн Би-Би-Си (под звуки увертюры в церкви собирается ячейка подпольщиков, настраивают антенну и усаживаются вокруг радиоприемника).
Однако и языческие символы (ветви омелы и серп) оставлены. Получилась полная эклектика, сознательное смешение времен, чтобы подчеркнуть вневременнУю константу - любовный треугольник, конфликт долга, ревности, любви, материнства. На мой взгляд в такой эклектике нет нарушения авторской воли. Ведь и во времена Беллини сюжет воспринимали небуквально, в восстании галлов против римлян видели современное Рисорджименто - борьбу итальянцев против немцев. Такая вот получилась сложная инверсия в треугольнике Франция-Италия-Германия и это только подчеркнуто в немецкой постановке, сделанной в стилистике итальянского кино о Сопротивлении (ссылка на неореализм - портрет Анны Маньяни на оригинальном немецком буклете, но наибольшее сходство с народной драмой «Ночь Святого Лоренцо» братьев Тавиани и ведь там тоже беженцы-партизаны прятались в церкви). Итак галлы превратились во французов, жрица в священника (оставаясь при этом женщиной), а римляне - в немецких шпионов, вылезающих из-под лавок, когда заседание ячейки заканчивается и партизаны из церкви уходят.

Однако смена исторических декораций оживила только фон - хоровую часть оперы, а главному в опере - трагедии Нормы - постановка оказалась несоразмерна (и этим спектакль проигрывает той же «Аиде» Чернякова). Ведь опера не о восстании, а о мире, о безуспешной попытке примирить непримиримое, связать разорванное (НОРМАлизовать неНОРМАльное). Режиссерские решения на этот смысловой план не проникли, актеры (подобранные по типажам фильма «Джентльмены предпочитают блондинок» - изящные брюнетка и блондинка, а также полноватый джентльмен в штатском, предпочитающий блондинку) разыграли простую бытовую историю. Жертвенный костер в финале не загорелся, какой «жертвенный костер» в век электричества (сигнал к восстанию Норма подает замкнув рубильник сирены воздушной тревоги). Ничего взамен костра режиссеры не придумали, герои постояли, попели и ушли, а фокус перенесен на детей Нормы – их заперли в комнатке при церкви и они колотят руками в полупрозрачную дверь, когда в оркестре грохочут барабаны.
Tags: опера, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments