Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Искра-Акулина

*
"ГНЕЗДО ГЛУХАРЯ", В.Плучек, ТЕАТР САТИРЫ, Москва, 1980г. (6)

Постановка сама по себе пресновата, такой усредненный бытовой советский театр. Но сегодня, когда пьесе Розова дали вторую жизнь в спектакле «Год, когда я не родился», старая телеверсия смотрится очень интересно. Интересно сравнивать.

Предыстория постановки Плучека вкратце рассказана в книге Эфроса. Розов эту пьесу (как и предыдущие) сначала принес Эфросу, но тот затянул с постановкой, возникла обида и пьеса оказалась в театре Сатиры, где Плучек как раз укреплял репертуар несатировскими постановками. В эту «серьезную» репертуарную линию театра Сатиры «Гнездо глухаря» и вписалось. Поставлено почти без сатирических красок, как подробная семейная драма, скорее в духе Малого театра – тяжеловесная, мелодраматичная, морализаторская. Сатирическое изображение нравов советской элиты и месседж (сигнал тревоги) не педалируются, заглублены в быт.

Богомолов же свой месседж вывалил прямо на авансцену. Однако чтобы сравнить его постановку с постановкой Плучека, стоит отвлечься от интермедий на авансцене и сосредоточиться только на том, что на сцене происходит, в комнатах, а не экране. И без интермедий и мультимедиа современный фотографический гипер-реализм выигрывает у «картины маслом» застойных времен. Все-таки картины маслом в нашем театре (позднесоветском и нынешнем) всегда отдают немного «Шиловым» - смотришь на портрет и думаешь, а фотография все равно лучше.

Богомолов обошелся с пьесой бережно, не корежил под себя. Есть понимание и чувство меры (я это еще на «Старшем сыне» заметил) – то, что допустимо с «Королем Лиром» и «Чайкой», пьесы Вампилова и Розова просто не выдержат.
Основные изменения, которые он внес в текст, обострили заложенный Розовым конфликт. Ничего от себя в текст пьесы не добавлено, все что нужно для современной концепции, в пьесе УЖЕ было. Режиссер это вытащил, подчеркнул, сильно ожесточил конфликт с высоты обретенного за 30 лет опыта, когда стало ясно, как не напрасны были тревоги Розова.
Взгляд на пьесу из сегодня – большое преимущество, режиссер им воспользовался сполна.

Иностранца, гостя Судакова сейчас сделали немцем (в театре Сатиры был итальянец, возможно это был цензурный или самоцензурный компромисс, если Судаков – ветеран войны, то гость ДОЛЖЕН быть немцем). Соответственно и 9-е мая появилось во второй части (вместо 1-го мая в театре Сатиры). Сократили второй визит иностранцев, замыкавший спектакль Плучека в кольцо (а точнее в спираль, повтор мизансцен и слов подчеркивает разрушение дома, в финале Ясюнина представляют - «наш сосед»). Теперь розовский финал сокращен, полного разоблачения подлеца не происходит, внимание переключено из дома Судакова в дом Зои (переход тонко сделан, через сцену Пров-Зоя).
И самое важное сокращение – исключили финал 1-й части. В театре Сатиры это кульминация – молитва Искры, скандал «воинствующего безбожника» Судакова с топанием ногами и приказом плюнь на икону, выход на первый план его жены и затем молитва Прова (которая во втором действии «сбылась»).
Религиозная тема, опирающаяся на иконы в доме Судакова, и в новом спектакле осталась, но вектор другой, в прошлое, к крестику в стихах Багрицкого.
Соответственно и Искра, оставшись без молитвы (без утешения), изменилась.

Градова и Мороз

В обоих спектаклях роль Искры – центральная. И по исполнению лучшая, самая сильная и развернутая. Мороз играет намного более жестко и роль (с помощью резких режиссерских приемов) выстраивает сложнее.
Но и в исполнении Градовой есть очень большие достоинства. Она мягче, женственнее. В первых сценах почти не выделяется из семейного фона, боль спрятана (а Мороз выходит к рампе и сразу сообщает зрителю про аборт). Когда смотрел телеверсию, специально следил, произнесут ли неприличное для советского театра слово аборт хоть раз, произнесли в конце второго действия, в самом конце сцены Искра – Ариадна, и тем самым придали ему вес ничуть не меньший, чем в новом спектакле.
Градова особенно хороша в ночной сцене, когда она словно оттаивает, приоткрываться. Отец говорит, что назвал ее Искрой, но по характеру она оказалась совсем не такой и он стал в шутку звать ее Акулиной. Превращение Искры-в-костюме в Акулину-в-ночной рубашке – вот главное в работе Градовой. В новой версии слов Судакова про Акулину нет, но след остался, народная песня-плач. И эта песня не смягчает образ Искры.

Папанов –не-волк и Табаков-не-Матроскин

Судаков в исполнении Папанова, пожалуй, единственный сатирический персонаж.
Основные краски портрета крупного функционера – реалистические: простоват, грубоват, а временам просто самодур. Сатирических красок немного (темные очки, как на корове седло, лебезит перед иностранцами), все вместе даёт интересное сочетание – хозяин и приспособленец. Но никакого заигрывания с залом, тем более рычания волка из «Ну, погоди» , грубый человек сыгран не-грубо. Образ очень неоднозначный. Судаков умен, хоть и заплыл жирком – замечательную фразу он говорит сыну сразу после разоблачения подлеца Ясюнина – он три языка знает, а ты должен тридцать три знать и тогда не ты ему служить будешь, а он тебе. Это – сильная позиция, она дает надежду. В нынешнюю постановку эта фраза не вошла, так как надежда не оправдалась. Мы уже знаем, что Пров не превзошел Ясюнина.

Табаков совсем по-другому играет. Без сатирических красок, на обаянии. Тоньше играет, реалистичнее, естественнее и обаяние живое, не маска Матроскина. Потому и разорение гнезда трагичнее выглядит.

Портрет маслом и фото на военный билет


В роли Искры - ничья, а вот во всех остальных ролях старая версия проигрывает новой.
Роль продавщицы в спектакле Плучека совсем бытовая, никаких протуберанцев.
Тенякова играет проще, органичнее, реалистичнее, чем Каратаева.
Тимохина не так слезлива-мелодраматично, как Архипова. Дуэт с Табаковым получился более пронзительным.

Ясюнин и Пров в театре Сатиры выглядят значительно крупнее.
Безруков действительно выглядит лектором, солидным человеком. Но сыгран чересчур прямолинейно, такой явный подлец. Голубев несмотря на некрупность тоньше сыграл, сыграл колебания, становление, а не результат.
И Пров - Юрий Васильев такой «розовский», честный, борец, но уж очень заметно актерство. А Павел Табаков ближе к персонажу по возрасту и ведет себя естественнее и ключевой для роли разговор с Зоей во второй части естественнее прозвучал, на сверхкрупном плане.

После «Гнезда глухаря» Плучек продолжил современную несатирическую линию спектаклем «По 206-й», более жестким и более режиссерским, а Юрий Васильев отлично сыграл там главную роль прокурора-правдоискателя (подросшего розовского мальчика Прова).
Tags: Богомолов, театр
Subscribe

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Немного кино в холодное театральное межсезонье

    . Рейтинг фильмов, что смотрел в июле-августе (Денёв, Тарантино, Финчер, Хауэр) : « Бойцовский клуб», Финчер, 1999г. (10) « Попутчик», Хауэр, 1986г.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Немного кино в холодное театральное межсезонье

    . Рейтинг фильмов, что смотрел в июле-августе (Денёв, Тарантино, Финчер, Хауэр) : « Бойцовский клуб», Финчер, 1999г. (10) « Попутчик», Хауэр, 1986г.…