Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Не-хозяин_кофейни

*
"ХОЗЯИН КОФЕЙНИ", Д.Волкострелов, Театр POST, Санкт-Петербург, 201?г. (4)

Кофе нет. Старый кофе допили, новый не привезли.
Хозяину кофейни остается предлагать посетителям самого себя.
Но поскольку ни петь, ни танцевать ни рассказывать занимательные истории он не умеет, посетители с улицы на него не пойдут.
Разве что заядлые кофеманы.
Или такие же как он - работники других кофеен - придут для обмена опытом.
Такое вот "искусство для искусства", поэзия для поэтов, театр для театральной тусовки. Театр лабораторный, занимающийся рефлексией, исследующий собственные границы.
Что для заядлого театрала представляет интерес.
Но в этой лаборатории исследуют границы особого рода.
Не крайности, здесь нет ничего радикального, нет энергии выхода за рамки.
Но и середины, то есть ничего типичного, тоже нет.
А что есть? Ни то, ни сё. Ни холоден, ни горяч.

В роли кофейни - буфет театрального центра «На Страстном».
Но страстей в спектакле нет, он лишен какой бы то ни было страстности.
Но и бесстрастным его не назовешь.

На самом-то деле и никакого хозяина кофейни в пьесе Пряжко нет.
Там есть только сам Пряжко, который вроде бы чувствует желание написать про нового героя, отличного от себя.
Но и желание не так чтобы сильное, а главное, он не знает, что писать и как писать.
А может, просто не умеет.
Да ты простого водевиля написать не в состоянии, - упрекала Аркадина Треплева.
Но у Пряжко ситуация похуже, он и про «львов, орлов, куропаток, рогатых оленей» написать не в состоянии.
Остается один выход: рассказать о себе, вот таком вот - со всех сторон несостоятельном. Саморазоблачение, самоирония.
Поток сознания человека, который считает себя новым драматургом, но все ячейки уже заняты «тригориными» Угаровым, Вырыпаевым, Гришковцом.
Однако этот Треплев не особо комплексует, он лишен сильных чувств. Стреляться не будет, тусуется на фестивалях вместе с «тригориными», одна проблема – не знает, как их поблагодарить, чтобы вышло не инфантильно.
Неинфантильность это его пунктик (на самом-то деле его пунктик инфантильность, если провести семантический анализ текста именно слово «инфантильный» используется автором чаще всего).
Образец неинфанитльности – тот самый гипотетический новый герой новой драмы - хозяин кофейни, о котором должна была быть написана эта пьеса. Если бы она была пьесой. А герой текста «Хозяин кофейни» - не-хозяин_кофейни, полная противоположность.

Спектакль Волкострелова – очень значимая точка на траектории движения новой драмы.
«Новая драма» уже несколько лет как исчерпалась и сама отрефлектировала это в замечательном спектакле Панкова «Переход» -дайджест тем, героев, приемов новой_драмы. Этот «кофе» был выпит до дна. Подземный переход с бомжами, молдаванами, наркоманами был пройден, подошли к выходу и заглянули туда наверх, в новый мир нового десятилетия.
В тот момент было ощущение, что театр (и «новая драма», как отряд идущий в авангарде) выйдет из перехода и напишет о новом герое, «герое нулевых». Говоря словами Пряжко, о «хозяине кофейни». Театр действительно вышел из перехода и по крайней мере в этом сезоне один за одним я увидел спектакли о «хозяевах» разнообразных «кофеен» - домовладельцах, чиновниках, предпринимателях: «Дом» Гришковца и современное прочтение классических текстов «Дьявол» , «Каренин» (а в прошлом сезоне были еще "Будденброки").
За классику театр взялся именно потому, что новых текстов о новом герое не предложила новая_драма. Она демонстративно отказалась выходить - извернулась, исхитрилась, увернулась, сачканула и осталась стоять в том же переходе, забилась в угол, от реальности отвернулась и обратилась сама на себя. В этом углу перехода родилась новая_новая_драма и оказалась post-драмой. Сжалась в точку: меньше объем – выше концентрация. Сверхискренность - в такой манере играет спектакль Иван Николаев и актерски это сделано безупречно, то есть звучит и выглядит совершенно не актерски. Это искренность в квадрате, рафинированная, дистиллированная - и без вызова-эпатажа, и без обаяния «такого как все».
Сверхбанальность - таково содержание потока сознания. Это банальность в квадрате, безупречная, со всех сторон надежно защищенная самоиронией.
Сверхинфантильность, инфантильность в квадрате, сама себя инфантильно рефлектирующая.
При этом совершенно без нерва. Была звенящая инфантильность русских мальчиков 19-го века у Достоевского, была банальность массового человека века 20-го - все это сильные драматические проявления. А в 21-м веке все вялое - вялотекущий поток сознания, что-то вроде интернет-серфинга от скуки, как картинки с результатами гугль-поисков, развешанные в кофейне. Не крик, не тихое интимное откровение, а невнятное бормотание ни-о-чем.

Волкострелов поставил зеркало не перед лицом природы, как учил стародраматург Шекспир, а перед собственным лицом, перед лицом новой драмы и новодрамовской театральной тусовки. Пока посетители кофейни зрители рассаживались, их снимал фотограф. Когда монолог закончился (точнее сказать, оборвался, у потока сознания нет финала), эти снимки один за одним показали на экране.
Tags: театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments