Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

После буквы "Л"

.
Есть такая легенда про очень популярного на рубеже 60-х и 70-х годов поэта песенника Гаджикасимова.
Он сильно пострадал из-за текста "Восточной песни". Музыку написал Тухманов, исполнял Ободзинский в 1969-70 году - как раз во время подготовки к 100-летию Ленина.

В песне были такие слова "в каждой строчке только точки после буквы Л" и воспаленное воображение цензоров, зацикленных на ленинском юбилее, увидело в этом изощренный намек на Ленина (на "Ленина в КАЖДОЙ строчке" - стёб, как сказали бы сейчас). Тогда ведь и множество анекдотов ходило, иронических насмешек над тотальным идеологическим напором ленинианы (трехспальная кровать "Ленин с нами", одеклолон "дух Ильича", эротическая картина "а где же Ленин?, - а Ленин в Польше") .

Текст Гаджикасимова на самом деле очень хорош. И прост, хорошо на музыку ложится, поется и цепляет, запоминается.
А главное, там есть и второй, концептуальный план - как раз в этом самом крамольном месте с точками: уж не знаю сознательная или непреднамеренная отсылка к известнейшей в 30-е 40-е годы песне "И кто его знает" Захарова на стихи Исаковского - "в каждой строчке только точки, догадайся мол сама". Эдакая передача эстафеты, сшивавшая времена и поколения.
Моя бы воля, я бы за одну эту цитату из Исаковского наградил поэта (и Тухманова с Ободзинским) какой-нибудь премией на «Песне года». А не наказывал отлучением от эфира.

История с точками после буквы «Л» выглядит уж слишком курьезно и саморазоблачительно для советских идеологов, честно говоря, я в нее не верю. Не верю, что на самом деле существовали такие идеолухи, который могли выдвигать подобный аргумент всерьез (даже если такая расшифровка точек и приходила кому-то в голову, об этом не принято было говорить публично, на эту тему даже есть анекдот про "черта усатого" - "А Вы, товарищ Берия, на кого подумали?").
Если даже к этим "точкам после буквы Л" и прицепились, то это был только повод, а причина наезда на Гаджикасимова была более банальна-мерканитильна - внутривидовая конкуренция за денежные потоки, борьба официальных поэтов-песенников с неофициальными , тексты песен были отличным заработком и поэты старшего поколения испугались, что их отодвинут от этой кормушки (молодежь не будет петь их песни). Для этого предположения о подлинных меркантильных причинах наезда есть основания - критическая статья официального поэта Ошанина в адрес песенников-любителей, которые рифмуют пошлость и портят вкус советских слушателей, вот из-за этой статьи Гаджикасимов действительно мог пострадать.
Подобная борьба была и в композиторской среде. Там тоже были композиторы-песенники-монополисты (в этой связи первым называют имя Богословского), которые входили в худсоветы и всячески сопротивлялись самодеятельным авторам (композиторам, не обладающим справками о том, что они композиторы, то есть не членам творческих союзов).
ВИА очень долго пытались навести мосты к членам худсоветов, показать, что песни живых классиков тоже могут быть популярны в молодежной среде («Самоцветы» исполняли Туликова и Фрадкина), Искали ходы и к Богословскому, ВИА "Веселые ребята" сделали очень хорошую версию "Песенки киномеханика" ("Маков цвет"), но тогда это им не помогло, Богословский оставался врагом ВИА и, насколько я могу предположить, не дал разрешения «Весёлым ребятам» на запись своей песни , они ее только на концертах исполняли. Богословского удалось растопить только через несколько лет Ариэлю , «Песня извозчика» («Старая пластинка») уже не как актуальное сочинение, а как ретро-номер, получила зеленый свет на радио и стала популярнейшим хитом (вот так "ретроградный" извозчик обскакал "прогрессивного" киномеханика :). Однако, борьба продолжалась вплоть до самой перестройки, то есть до конца СССР, композиторы члены то и дело пытались запретить исполнение с эстрады песен самодеятельных авторов или хотя бы ввести какую-то репертуарную норму (черту оседлости), чтобы оградить свою кормушку.

Кстати, с отлучением Ободзинского от телерадио эфира связана своя легенда, якобы он попал в черный список неформатных (как сказали бы сейчас) артистов по воле председателя Гостелерадио Лапина за «пятый пункт» (в тот же черный список попал и солист ВИА Веселые ребята Леонид Бергер, что послужило для него одним из мотивов к эмиграции). На самом деле с пятым пунктом у Ободзинского было как раз все в порядке, а неформатным он стал исключительно по эстетическим соображением, манера исполнения была признана несоветской и значит неформатной. А тот же Кобзон при настоящем пятом пункте в формат укладывался и был непременным участником всех «Огоньков» и «Песен года» на Центральном телевидении. Что же в манере пения Ободзинского было несоветским, ведь он не вопил и не хрипел, пел как раз очень прилично, красиво, обволакивал слушателей. Вот в этом и крамола - слишком явно обволакивал, пел слишком сексуально (в отличии от дистиллированных советских "кобзонов", кастрированных бизонов). То есть вся проблема была в той же любви, после буквы "Л" было слишком много "любви". В целомудренный советский формат такая любовь не вписывалась.

Диллема с заполнение точек после буквы "Л" ("Лениным" или "Любовью") имеет принципиальное, символическое значение для идейной и эстетической борьбы той эпохи, когда официальная идеология совсем сдулась и барабаным напором пропаганды старалась это скрыть. Демонстративный культ любви являлся ответом на официозный (мертвый и анекдотичный) культ Ленина.
Если не обращать внимания на исторический (идейный знаковый образный) контекст поздесоветского периода, то преувеличенное фетишизированое появление слова "любовь" в названии почти каждой второй песни и уж точно в каждом втором тексте песни выглядит торжеством пошлости, как какое-нибудь современное «лав-радио».
Но в контексте эпохи эта непременная "любовь" становится концепцией и даже вызовом. Подключением к мировому тренду конца 60-х (битловский гимн all you need is love и, как пример, альбом Тухманова "Как прекрасен мир" выдержан целиком в духе этой концепции - "make love - not war"). А, скажем, для ВИА "Веселые ребята" - любовь была прото-таки краеугольным концептуальным камнем, на котором строился репертуар. Они почти не пели официозных текстов (не говоря уже о Ленине-партии-комсомоле), вместо этого – «любовь - огромная страна», «любовь - дитя планеты», «была любовь», «когда приходит любовь», «если любишь ты» и т.д.

Символическая линия противостояния рубежа 60-х и 70-х «Ленин-любовь» продолжилась и в новом поколении музыкантов, если "любовь" у ВИА была ответом на "Ленина", то антиподы ВИА - самодеятельные рок группы 70-х - отвечали уже на «любовь в каждой строчке», а попросту - демонстративно избегали "любви" ("Машина времени" о любви не пела, этим подчеркивалось отличие от официозных ВИА). На следующей ступени лестницы, ведущей СССР к концу, идеология отступила на шаг и официозом уже стал не "Ленин", а "любовь".
Tags: Весёлые ребята
Subscribe

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…