Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Холокост-шоу

*
"СОБЫТИЕ", К.Богомолов, МХТ им. ЧЕХОВА, 2012г. (9)

В пьесе Набокова три события (одно трагическое и одно мелодраматическое в прошлом, а также одно несостоявшееся в настоящем).
Режиссер поставил про четвертое событие - в будущем, о котором Набоков еще не мог знать, когда писал пьесу, а лишь предчувствовал и очень смутно.

Отступление №1.

Был в моей театральной зрительской практике такой единственный в своем роде случай – ленкомовский спектакль «Вор». Преднамеренная провокация Марка Захарова, спектакль абсолютно антиленкомовский и антитеатральный. Там присутствовал явный режиссерский садизм, на самом деле одна из навязчивых режиссерских идей Захарова, которую он обычно включает в малых дозах, как аттракцион, а здесь растянул трюк до размеров одноактного спектакля.

Польская пьеса из времен войны, то что называется «экзистенциальная драма», жесткая, разговорная, совсем без музыки-танцев и говорящая о серьезных вещах без привычной ленкомовской усмешечки, а с мрачной звериной серьезностью. Любимец публики Леонов и очень популярный Проскурин сидели за столом и не давали зрителям ни малейшего шанса их полюбить или хотя бы посочувствовать им. А потом на этот стол еще и голого актера положили ягодицами вверх (по-моему эту роль «сыграл» сын Леонова). Я, помню, весь спектакль скучал, мне это все показалось совершенно «мертвым», не экзистенциальным, а претенциозным. Да и зрители вокруг были в недоумении и некоторой обиде. Но главный аттракцион (или анти-аттракцион, поскольку это был анти-спектакль) был приготовлен зрителям в финале. Когда возникло затемнение и зрители стали гадать, то ли еще что-то будет, то ли это конец и надо начинать хлопать, по радио обьявили – «театр просит после этого спектакля не аплодировать и актеров на поклоны не вызывать». Включили свет и все вышли из зала под стук собственных каблуков, недоуменно хмыкая про себя. Мне, честно говоря, аплодировать и не хотелось, разве что из вежливости. Мысли о неуместности аплодисментов после такого спектакля у меня не возникло, а «просьба» показалась манипулированием и просто верхом претенциозности.

=======

Так вот, после премьеры «События» я вспомнил тот случай, потому что теперь впервые испытал в театре настоящее, подлинное чувство абсолютной неуместности аплодисментов по окончании спектакля.

Нам показали кинохронику с трупами, потом закрыли занавес и на нем возникла проекция головы младенца в трупных пятнах (а эта голова, только живая, была на занавесе и перед началом спектакля и в антракте, мы ее хорошо разглядели, когда же занавес был открыт, проекция слайда переходила на боковую стену и картинка стала покрываться пятнами постепенно ближе к концу второго действия).
И вот после всего этого и с этой головой в поле зрения зрители начали хлопать, все громче и громче. Открылся занавес, стали выходить счастливые актеры, им стали нести цветы – обычный премьерный ритуал. Выход на поклоны Семчева встретили овацией. Потом обильно оцветоченные актеры принялись хлопать в левую кулису. Вышел слегка улыбающийся режиссер, вытолкнул слегка упиравшуюся девушку сценографа, стал аплодировать актерам.
Вот такое получилось холокост-шоу.
И ни одна аплодирующая рука не отсохла и ни один улыбающийся мускул лица не заклинило.
И я тоже вместе со всеми участвовал в этом (неуместном в данном случае) ритуале, тоже усилил аплодисменты при выходе Семчева (правда еще больше я аплодировал Зудиной, которая здесь сыграла лучше всех, сильнее всех, глубже всех и единственная из актеров играла второй план и то, что находилось «за скобками» герметичной комнатной истории).

Мог бы и не аплодировать, разумеется, раз чувствовал неуместность, но вполне сознательно решил доиграть свою зрительскую роль до конца, "испить чашу до самого дня", дочувствовать до упора, чтобы потом лучше запомнить и лучше додумать.

Этот спектакль – изощренная режиссерская провокация, крупная провокация, «Провокация» с заглавной буквы «П». Преднамеренное и демонстративное нарушение правил игры сначала по отношению к автору (к пьесе Набокова), а потом и по отношению к зрителям, чья реакция была предсказана и сработала на месседж.
Бывает, что режиссер использует «в темную» актеров, здесь он использовал «в темную» зрителей. Такой обман оправдан только тогда, когда идет на пользу дела (Большого дела, События). И в данном случае это именно так. Провокация удалась вполне. Событие состоялось! Первая полноценная и бесспорная удача Богомолова на большой сцене после двух провокационных, интересных полуудач «Турандот» и «Чайка» (тут надо три раза написать ИМХО, потому что знаю тех, кто считает и «Турандот» и «Чайку» удачами, да и «Событие» не все признают состоявшимся).

========

еще о спектакле (то есть, собственно о спектакле) и еще два отступления изложу потом, если текст дозреет.
Tags: Богомолов, театр
Subscribe

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…