Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Песчинка во Вселенной.

*
"ПЕР ГЮНТ", М.Захаров, О.Глушков, ЛЕНКОМ, Москва, 2011г. (9)

У меня традиция – под новый год я хожу в Ленком.

Традиция не строгая, не каждый новый год, но часто.
Раньше в Ленком сложнее было попасть и я смотрел в дни предновогоднего спада посещаемости их свежие премьеры, приезжал к началу и покупал билет в кассе в первые ряды партера.
Теперь интереса к Ленкому стало меньше, но именно под новый год кто-то меня туда приглашает или подворачивается билет на спектакль, который я очень хотел посмотреть и на подходящий день, как это случилось в этом году (спасибо блогоприятельнице picareta и katy_3000). И опять в первые ряды партера.

«Пер Гюнт» - хорошо сделанная вещь, отлаженная, работающая без сбоев конструкция. Монтаж аттракционов, сделанный рукой мастера - с заданной периодичностью что-то взрывается, стреляет, падает на сцену и подпрыгивает, взлетает и висит вниз головой. Видны блоки, сделанные Глушковым (пластическое решение, массовки, танцы). Видны блоки, сделанные Захаровым (диалоги с безошибочно узнаваемым захаровским подмигиванием, ироничным посылом в зал). И все это соединено вместе, глушковские и захаровские сцены – периферия спектакля, две полусферы вокруг общего центра, принадлежащего обоим авторам, то есть Пер Гюнта – Шагина.

Две полусферы вокруг твердого центра, активной сверкающей точки, живая жилка бьется – пульс, глаз сверкает блеском, ноги не стоят на месте, все время в движении. И все приходит в движение, весь театр (не здание, а организм) – эффектная декорация-трансформер все время цепляет глаз, живая музыка (оркестрик на площадке в левой части партера и барабанщик в ложе) цепляет ухо. Песню Сольвейг исполняет не синтезатор, а живая акустическая флейта.

Шагин выделяется не только тем, что он главный (заглавный) герой и находится на сцене больше других (да, собственно, он весь вечер на сцене).
Не только простодушием (Иван-дурак проходящий «огонь, воду и медные трубы», – актерская тема Шагина, в театре, еще с учебных спектаклей, и в кино, в «Стилягах»).
Но и совершенно иной, чем у партнеров манерой игры. Сидел близко, на расстоянии ближе, чем оптимальный для большого зала девятый ряд, и было очень хорошо заметны подробности, как играют (работают) ленкомовские артисты, герои и массовка. Никакой халтуры, все слаженно и при этом «на автомате». Все играют поверх голов партера, куда-то далеко - и это не балкон, они не балкону играют, они играют никому конкретно, как скалящий зубы кукольный Петрушка (вот у Захаровой точно такая улыбка и такая манера). Шагин же играет всем и каждому – от первого ряда партера до последнего ряда балкона (я не проверял, но уверен, что он и до балкона пробивает) . Он выкладывается, совсем как студент на дипломном спетакле, который не только хочет, но уже и может, и стремиться изо всех сил это показать. Точно так Шагин играл в школе-студии МХАТ в «Майской ночи» и «Гамлете», я его еще тогда запомнил и определил для себя, как «летающего Шагина». И вот точно также он продолжает летать по сцене Ленкома.

Второй план спектакля идет, как обычно в Ленкоме, пунктиром. Содержательный план все время разрывется аттракционами, музыкой, танцевальными номерами, контрастными кусками. Но куски эти сшиты, как это было в лучших спектаклях Захарова, живой ниткой, золотой нитью, она прочна, она держит.

Ироническая отстраненность, захаровская несколько глумливая интонация снова царит на сцене, благодарно принимается залом, и снова она окружает героя со всех сторон и оттеняет его блеск.

Персонажи, окружающие главного героя – вариации захаровской маски и первый из них Степанченко в роли Пуговичника (а вовсе не родная дочь). В той же манере, но более мягкой сделан король троллей (Раков), в той же манере, но более жесткой играет Агапов. Степанченко-Раков-Агапов – три головы Дракона.

Путь человека, ретроспективный взгляд и подведение итогов, режиссер наконец нашел «о чем ставить» и его подлинное чувство шлет на сцену сразу двух «рабов», пожилого Пуговичника (ох, сколько актеров Марк Анатольевич уже переплавил) и юного Пер Гюнта. Шагин по ходу действия не стареет, не играет старика, хотя в финале герою седьмой десяток, но в лице он меняется, во втором действии он не такой, как в первом. Путь человека по Ибсену заканчивается в той же точке, где начинался, поиски истины по всему свету заканчиваются возвращением к Сольвейг, которая все еще ждет, потому что знает, видит истинного Пер Гюнта с самого начала, а ему приходится очень долго искать себя методом проб и ошибок. Он ее зачем-то все время покидает, бежит от себя – то вниз - в подземное царство троллей (низ в прямом и переносном смысле, у Пинк Флойд в «Стене» Young lust - молодецкая похоть), то на восток, то на запад.

Причем восток в спектакле показан, как путешествие в прошлое, в царство архаики, неги. А запад (в пьесе это сумасшедший дом в Каире) показан, как путешествие в будущее, то есть в наше глобализированное сегодня, когда запад распространился на весь земной шар, кроме родной деревни. Будущее – регламентированный мир счастливых, успокоенных обывателей-потребителей, они же политческие активисты то ли из оранжевой Поры, то ли из антиоранжевых Наших. Тут в спектакле начинается злоба дня сегодняшнего, то есть буквально сегодняшнего – 24-го декабря 2011 года. Накануне митинга на Сахарова зал дружно реагирует на каждую реплику этой сцены, на каждый намек. То аплодисментами, то смешком. О том, что система прогнила и сама об этом знает и этим знанием сильна и убедительна, как никогда. О протестах в специально отведенных местах и в разрешенное время (антиглобализм включен в глобализм, антисистемная политика в систему).

Но Пер Гюнт, как колобок, и оттуда ушел. И прикатился обратно к дедушке с бабушкой (на родное пепелище, к отеческим гробам – красивая сцена с видеопроекцией летящих чаек на кирпичный задник - то ли небо в тучах, то ли рябь на море). И сопровождавший его Серый Волк – Пуговичник так и не решился его сьесть, то есть в переплавку отправить. Собирался, но не стал. Две половинки альтер эго режиссера продолжат жить бок о бок и Ленком еще поживет.

Продолжение - http://lev-semerkin.livejournal.com/434230.html
Tags: Ленком, революция в болоте, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments