Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

На дне воздушного океана.

*
«НА ДНЕ», В.Белякович, ТЕАТР НА ЮГО-ЗАПАДЕ, Москва, 1996г. (7)

«НА ДНЕ», В.Белякович, МХАТ им. ГОРЬКОГО, Москва, 1999г. (9)


Спектакль в помещении театра на Юго-Западе это «эскиз к большой картине» (выпущенному через три года спектаклю Беляковича на основной сцене МХАТ им. Горького). Перенос из подвала на огромную (в ширину, глубину и высоту) сцену придал спектаклю масштаб народной драмы, схожей с фильмами Бертолуччи или Янчо, где массовые сцены игрались («танцевались») на широких пространствах.
Большинство постановочных ходов опробовано уже в первом варианте:
- косые ряды нар. В подвале они заполняют всю сцену и создают образ ночлежки - тесноты, скученности. Посреди огромной пустой сцены МХАТ – создают образ города на поверхности земли;
- движение героев с перекатыванием через нары, словно морская волна через мол, белые одежды как белая пена. В тесном подвале возникает ощущение маеты, на большой сцене – стихийного человеческого потока;
- выходы героев на «лобное место». Действие происходит на нарах, а монологи – в луче света на авансцене и произносятся в зрительный зал. Этот прием лучше срабатывает в маленьком пространстве, яркие образы прорисовываются в темноте.

Пространственное решение спектакля намного лучше раскрылось на сцене МХАТ. Большую сцену оказалось легче разделить на две принципиально разные театральные зоны. Первая зона - место действия, «нары ночлежки», конструкция в центре сцены. Там играется первый, сюжетный план пьесы. Вторая зона - идеальное пространство условности, второго плана, окружающее нары со всех сторон. Таким образом «нары» и вся история про ночлежников погружена в океан чистых сущностей. «Нары» это волнорез, препятствие на пути широкого бурного стихийного потока, препятствие, замедляющее поток, мешающее истинной полнокровной раздольной жизни. В таких препятствиях обычно скапливается всякий мусор, ил, обрывки сетей, ржавая проволока, старый ботинок, прячутся странные бледные рыбы. Но, с другой стороны, препятствие – волнорез, оно вызывает отклик, проявляет принципиальные сущностные качества человеческого потока, каждой человеческой жизни.
В центре, на нарах – классическая актерская игра, общение персонажей друг с другом. В пространстве, окружающем нары - другой театр. Там действует хор, там содержание выражается не в слове, а в движении, в танце. Актеры, выходя в эту зону (подходя к рампе), начинают играть в юго-западной манере, обращать монологи в зал и играть диалоги через зал, не обращаясь друг к другу непосредственно.

Еще одно отличие спекталей МХАТ и ЮЗ касается героев. Во МХАТ у спектакля коллективный герой - хор ночлежников, русский народ, человечество (напоминает платоновский образ из Чевенгура). В финале эта масса быстро затягивает дыру, образовавшуюся из-за гибели Актера. На ЮЗ нет этого коллективного духа (коллективные действия выглядят механически), зато каждый герой подан крупнее, да и свои артисты индивидуально сильнее и выигрывают у МХАТовцев.

В Сатине это заметно сильнее всего. Мхатовец Клементьев не справился с ролью, режиссеру пришлось прятать его лицо под картузом, надвинутым на глаза, а голос под хрипотой. Афанасьев наоборот – главное действующее лицо, король ночлежки. Масштаб личности, внутренняя свобода, расслабленность и раскованность выражена пластически – он так двигается, пританцовывает, так носит одежду, так рассуждает. Та часть текста, где он противостоит Луке – убрана, получилось «наследование». Лука своим образом мыслей и образом жизни зацепил Сатина, он заводится и у нас на глазах формулирует свою философию – «человек выше сытости».

Ярко сыграны на Юго-Западе и остальные герои, каждому дан свой выход, возможность высказаться. Настя (Галкина) делает это в очень преувеличенной, гротескной манере, точно соответсвующей стилю дешевых романов, которые она читает. Барон (Гришечкин) – язвительно, умно, глубоко. Лука (С. Белякович) - немного отстраненно, словно улыбаясь каким-то своим мыслям. Алешка (Докин) – стихийно, с трудом подбирая слова, чтоб выразить, излить душу. Васька (Наумов) открыто и прямо.

Василису в обоих вариантах играет актриса МХАТ Дубовицкая (она была самой яркой во МХАТовском варианте). Это один из самых сложных даже загадочных персонажей. Роль сделана под «хозяйку» (Доронину), она обходит нары, как хозяка свою вотчину. Крупная властная и вдруг тихие, проникновенные интонации в разговоре с Васькой. И общее с ночлежниками страстное желание вырваться.
Хорошо, что Дубовицкая приходит играть спектакль на Юго-Запад, но еще лучше было бы перенести юго-западных артистов (прежде всего Афанасьева, Гришечкина, С.Беляковича) на Тверской бульвар. Тогда замысел режиссера был бы воплощен в максимальной степени.
Tags: Белякович, театр
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments