Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Банка со скорпионами

*
«БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ», Я.Опрыньский, Польша, 2011г. (6)

Неоднозначное впечатление. Серединка-наполовинку. Первые пять минут очень интересно. Потом полтора часа говорильни, очень скучно (публика начала понемногу утекать из зала). Потом театр оживает и еще час вознаграждает оставшихся зрителей весьма насыщенным действием.

Главную проблему спектакля я обнаружил в буклете. Оказывается, режиссер очень плотно сотрудничал с видным польским профессором-достоевсковедом. Пиетет перед текстом, давление литературы чуть не погубило театр. В два с половиной часа попытались вместить как можно больше литературы, не только основную группу действующих лиц (Карамазовы и Грушенька), но и Катерину Ивановну, Лизу, Ракитина, Зосиму, великого инквизитора, следователя в Мокром и, конечно, поляков (и раздел Польши упомянули, не говоря уже о более глобальных прОклятых вопросах).
Как ни стремись к полноте переложения романа на сцену, все равно получится дайджест, пересказ. Восполнять авторский обьем нужно чем-то другим. Метафорами, действием, другими средствами театральной выразительности.
Обилие текста погребло под собой действие. Все-таки режиссура, умираюшая в актерах, разыгрывающих текст по ролям - не самая сильная сторона польского театр. Вязь петелек-крючочков - не этого от них ждем и не за это любим. Тем более, когда многие исполнители не настолько хороши, чтобы держать внимание зала сами-по-себе. Играют плоско, даже линейно. Хрестоматийный текст не интересно слушать. Через 15 минут начинаешь понимать по-польски и следишь за бегущей строкой одним глазом.
Я предполагал, что вечером после рабочего дня «Карамазовы» тяжело пойдут и по дороге в театр выпил кофе в «Теремке», и кофе не помогло, говорильня стала усыплять.
Театр не столичный, из провинциального Люблина, нет там столько актеров, чтобы разыграть многофигурный роман - собирали с бору по сосенке, Смердяков выглядит старше своего отца Федора Павловича, Катерина Ивановна годится Грушеньке в матери.
Актрисы совсем не порадовали. Грушеньку постарались подать в лучшем виде, раздели (обнаженная натура это такой же опознавательный знак польского театра, как мужик без штанов новорусской антрепризы). И пока она мылась в тазу, а потом обвивала Алешу ногами, я думал – похоже, что все фактурные "гордые полячки" ушли в модельный бизнес, для сцены остались не-фактурные. А про «изгиб мизинчика» и говорить не приходится, нет «достоевских» изгибов ни в теле ни в темпераменте.

Спектакль держался на двух молодых актерах, убедительно «достоевских».
Алеша очень хорош - свежий, русый, румяный, светлый.
Иван тоже русый (братья похожи), но коротко острижен, в очках, бледен и насуплен.
Остальных актеров надо было чем-то прикрывать. И в спектакле было чем прикрыть – декорация придумана замечательная, с богатыми возможностями, очень динамичная и функциональная. Жаль только, что сыграв в начале, она превратилась в статичный фон для диалогов, чуть поворачиваясь в переходах от сцены к сцене. А завертелась в полную силу только в кульминации (ночь убийства).

Композиция выстроена от Алеши (он начинает спектакль, "выпускает скорпионов из банки") к Ивану (Иван заканчивает спектакль, выступлением в суде, "самый ядовитый скорпион сам себя ужалил"). От душевного здоровья к безумию, от света к тьме.

Сцена – поворотный круг, в центре - вертикально стоящая коробка. Алеша появляется один на пустой сцене и сразу замкнуло и сразу пошел ток. Можно не смотреть на монашеское одеяние, по всему видно, что это Алеша. Актер свет излучает.
Меняется свет и оказывается, что стены у коробки полупрозрачные, из сетки. В коробке плотно напиханы, как скорпионы в банке, остальные персонажи, а также реквизит - столы, кровати, стулья и тазы. Алеша открывает створки и персонажи оживают. Выносят и расставляют мебель. Раскрытые створки перегородками разделяют сценический круг на сектора, комнатки. Потом персонажи, как скорпионы, расползаются по сцене и начинают преследовать друг друга, изводить разговорами, денежными претензиями, домогаться, ревновать. Больше всех достается не-скорпиону Алеше. Его «достают» все по очереди – Ракитин цепляется, Лиза и Иван «случаи» рассказывают, Грушенька обольщает.
Я ожидал, что в финале Алеша скорпионов обратно в коробку соберет, и спектакль, как роман, закончится на позитивной ноте. Но полякам интересен другой Достоевский, негативный. Постепенно Алеша уходит на задний план, не действующим лицом, а свидетелем. Конструкция становится все более темной, сцены наползают одна на другую - это темнеет и путается сознание Ивана, скорпионий яд действует, вот и персонажи начинают смешиваться. Папаша Карамазов это и Зосима и гость инквизитора и черт. Действие лихорадочно ускоряется. Круг вращается все с более быстрым темпом, в дыму, все с большим грохотом (стук колес поезда, брички). На стенах то тени героев, то проекции ликов.
В конце концов сцена погружается в темноту, Иван на авансцене в узком луче света выступает в суде, обращается в зал (по-русски «рожи», по-польски «рыла») и окончательно теряет рассудок, а сценический круг-мир еще какое-то время вертится в полутьме с жутким грохотом.

=======

отклик - http://ellmikhaleova.livejournal.com/198458.html
и еще отклик, совсем короткий, из Киева - http://morskaya-79.livejournal.com/150498.html
Tags: Польша, театр
Subscribe

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Немного кино в холодное театральное межсезонье

    . Рейтинг фильмов, что смотрел в июле-августе (Денёв, Тарантино, Финчер, Хауэр) : « Бойцовский клуб», Финчер, 1999г. (10) « Попутчик», Хауэр, 1986г.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments