Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Братья не-Карамазовы. Ваня, Лёша, Митя.

*
"БРАТ ИВАН ФЕДОРОВИЧ", С.Женовач, СТУДИЯ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУСССТВА, 2011г. (5)

Сценография очень «достоевская», актерами не поддержанная.

Декорация играет тему/время/место - «завтра суд» (не только суд, но и Суд).
Играет в паузах – по несколько минут в начале и конце каждого из двух действий. Играет не только материальная декорация. Как всегда у Боровского, играет театральное пространство и свет.

А перед декорацией несколько очень обаятельных, аккуратных и очень душевно здоровых молодых людей говорят чужие слова о каких-то «ужастях» (убили, распяли, сошел с ума, повесился).

Самый молодой, самый обаятельный, самый здоровый – Алеша (Прошин), прекрасный мальчик для следующих сцен романа, вдвое моложе Алеши из «Мальчиков». Ничего карамазовского. В композиции спектакля (восемь диалогов) он ведет первые диалоги (последние диалоги ведет брат Иван и эта передача эстафеты от брата к брату придает всей композиции направление от света во тьму, направление к суду).
Самый первый диалог – с Грушенькой (Шашлова), бабенкой приятной во всех отношениях. Теплый свет выхватывает две фигуры из темного фона, диалог поставлен кинематографически – «восьмеркой».

Только один Сергей Качанов в декорации "живёт" (даже и в буквальном смысле живет, все через кулису входят, а гость Ивана Федоровича через фикус).
В момент появления гостя сценография тоже включается и боковое освещение точно взаимодействует с лицом и фигурой актера. Тело – манекен, лицо – маска. И стальной блеск глаз – ничего человеческого, только оболочка человека. То же самое свет делает и с фикусом: в помещении этого суда фикус неживой - похож на рыцаря в латах (листы сверкают, как лезвия).

Аброскин (Смердяков) просидел все первое действие на лавке спиной к зрителю, уставившись в пустоту. Очень выразительная была спина, сочеталась с черной бездной за барьером. А потом во втором действии он обернулся и что увидели зрители? Мордатого, сытого, моторного парня, чуть не комика, чуть не Бубу-Касторского-Сичкина. Парадоксальный ход, удивил. Мог бы и сработать на контрасте с долговязым неврастеничным Лизенгевичем (Иваном). Если бы по сюжету Смердяков не повесился. Такой Смердяков-Абоскин мог спланировать убийство и убить и потом изгаляться над Иваном, но деньги отдать? зачем? повеситься? никогда. Да и собеседник его не производил впечатление человека на краю бездны, на грани безумия. Разговор двух нормальных братьев, а не самоубийцы с помешанным.

Иван Карамазов появляется в спектакле, только когда актер отворачивается от публики, в финале, лежит в позе зародыша на лавке в зале суда, на другой лавке в той же позе его гость-двойник. Они (и мы) заглянули в черноту и увидели, что там уже все приготовлено к суду, длинный стол, стулья расставлены, лампы освещают стол. Вот сейчас кто-то войдет и займет места за столом.
Или Там пустота, за судейским столом никого нет?

=======

Вот интересно. Те же актеры Лизенгевич и Прошин играли в студенческих «Бесах» (Кириллова и Петрушу) и выглядели более взрослыми и намного более "достоевскими".
Tags: Женовач, театр
Subscribe

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments