Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

(А)ТЕАТР.

.
"(А)ПОЛЛОНИЯ", К.Варликовский, НОВЫЙ ТЕАТР, Польша, 2009г. (9)
*
«Мистрас» вызвал из памяти «Берег утопии», «(А)поллония» - «Орестею», поставленную Штайном на той же сцене театра Армии, только зрители тогда смотрели спектакль «обычным способом» - из зала, а не с обратной стороны, со сцены, как сейчас.
Это символично, ведь и режиссерский угол зрения на античную «Орестею» прямо противоположен (при сходной грандиозности поставленной задачи). Штайн выстраивал фундамент современной цивилизации, а Варликовский осуществляет деконструкцию, разбирает по кирпичику. Но его цель позитивна – отыскать нечто неразложимое, словесную шелуху отшелушить и найти твердое неделимое ядро – атом. Найти начало начал, букву «А», которая символично выделена из названия. Символизм сложный и многозначный, главный смысл направлен от «Аполлонии» к «Полонии»-Польше, но ко всему прочему приставка «а» означает отрицание, если у Штайна театр, то у Варликовского а-театр и спектакль его а-театрален.

По линии театра – это хорошо знакомый коллаж из хорошо знакомых приемов «нового европейского театра». "Жолдак" так сильно растянутый в ширину, что глаз большую часть сценического времени скучает.

А вот содержательная сторона - интеллектуализм/максимализм польской театральной традиции вызывают восхищение и захватывает дух (и в переносном и в самом прямом смысле).
Предельные вопросы ставят и не считают нужным ничего разжевывать.
Выкладывают смысловые блоки, зритель их сам сложит (или не сложит :)
Блоки очень неоднородны и неравнозначны. Какие-то выглядят демагогией, или интеллектуальной истерикой, в каких-то режиссер ломится в открытую дверь, в каких-то доморощенный драматургический материал не соответствует уровню поставленных вопросов. В таких эпизодах скучает уже не только глаз, но и ум. Однако дух продолжает работать. Для столь огромной картины частные огрехи не столь важны. Зритель подобных спектаклей должен быть готов, что мозаика будет выкладываться до самого финала и только с последним предьявленным зрителю фрагментом он сможет увидеть целое (или не сможет :).

Стеклянные коробочки, видеопроекция он-лайн, бессюжетная ассоциативная нелинейная композиция – все это московской фестивальной публике хорошо известно. У Серебренникова всё это видели много раз, учителя Варликовского Люпу – видели, оперные постановки Кушея видели в записи. Все эти приемы уже мхом поросли, как деревья на живописных задниках старого Малого театра.
Сходство с Жолдаком – самое заметное, тут уже не только театральный язык общий, тут общий театральный акцент. Но у Жолдака раствор высокой концентрации, а у Варликовского раствор сильно разбавлен. Картинка растянута, как квадратный кадр на прямоугольный широкий экран. Геометрия сцены имеет принципиальное значение, взгляд должен быть максимально широким («широкоугольный обьектив»). Ширина сцены так велика, что даже в портал сцены театра Армии не влезает, приходится задействовать пространство боковых кулис. Поэтому и сажают зрителей на сцене, иначе края «срежутся».

Не скажу, что мне все эти штампы нового европейского театра не нравятся. Нравятся. В такой привычной театральной обстановке, среди полиэкранов, микрофонов и катающихся по сцене прозрачных коробок - чувствуешь себя как дома.
Да, все это очень медленно, но таков сознательный ход режиссера. Он определяется как формой (большая форма требует медленного ритма, не мельтешить, а постепенно разворачивать), так и содержанием – в постановке больших вопросов не стоит спешить. Предполагается, что зритель во время действия успеет если не обдумать, то хотя бы усвоить постановку вопросов и постепенно выстроит систему координат, которая тут изложена средствами искусства, нелинейно, без строгой «научной» последовательности, с большими пропусками, без промежуточных рассуждений и пояснений.

Все эти пропуски можно заполнить. Договорить, до-обсудить, до-разобрать заявленные темы, но объем текста потребуется очень большой. Вот в чем волшебная сила искусства, один образ заменяет страницы текста. К тому же текст линеен, а образы складываются в многомерную систему «провязанную» гиперссылками.
Так что отклик может быть только фрагментарным.

Продолжение (о «мужском» и «женском», о «русском» и «польском», об Аполлоне и Аполлонии, о финале и гимне):
http://lev-semerkin.livejournal.com/367915.html
http://lev-semerkin.livejournal.com/368179.html
http://lev-semerkin.livejournal.com/368698.html
Tags: Польша, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…