Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Вера и Соня.

*
"ДЯДЯ ВАНЯ", А.Кончаловский, ТЕАТР им.МОССОВЕТА, 2009г. (8)

В конце прошлого года задолжал отклики на два спектакля, «Варшавская мелодия» Голомазова и «Дядя Ваня» Кончаловского (сразу как посмотрел, не откликнулся, а потом другие впечатления заслонили).
И вот, как будто специально для меня, ТВ Культура показала оба эти спектакля.
Телеверсии удались, посмотрел с большим интересом, освежил впечатления.

Театр в театре.

Сьемка «Дяди Вани» начинается из зала. Как и в «Варшавской мелодии», это очень верный режиссерский ход (вход в спектакль).
Сценография Кончаловского – маленькая сцена на сцене. Там и разыгрывается основное действие, а те, кто находятся рядом с маленькой сценой, оказываются в промежуточном положении. Они на сцене театра Моссовета, но не на сцене спектакля, они наблюдатели, такие же зрители как и те, кто сидит в зале или смотрит телеверсию глазами оператора. Эти персонажи – своего рода представители зрительного зала, посредники, а может быть «лица от автора». Похожий прием был в александринской «Чайке», красная линия делила сцену на основную часть и промежуточную (авансцену).

Главный гость – Астров, доктор, приехавший в усадьбу Войницких по вызову, и наблюдающий жизнь усадьбы со стороны. В первом действии он все время находится рядом с маленькой сценой справа. Он представляет не только зрителя-наблюдателя, но и режиссера-наблюдателя. Астров – персонаж наиболее дорогой и близкий режиссеру и наиболее развернутый. Домогаров играет в классической многослойной манере, о таком Астрове нельзя сказать односложно.
Второй персонаж, находящийся вне маленькой сцены – женщина в белом, которая качается на качелях слева на авансцене. Поначалу кажется , что это Елена Андреевна, она ведь в этом доме чужая и тоже смотрит со стороны. По сравнению с предпремьерным прогоном, который я видел в театре, эта роль выросла сильнее всего, Вдовина оказывается достойной партнершей Домогарова, когда в дальнейшем два антипода входят на сцену и начинают сближаться, сталкиваться и разыгрывают свой сюжет, намного более интересный, чем у постоянных обитателей дома, маленькой сцены, показанных более карикатурно.

Серебряков и дядя Ваня периферийные, комические почти фарсовые фигуры.
Филиппенко всегда играет отдельно, в своей собственной эстрадной манере, здесь он опять сыграл роль Филиппенко, свою маску.
У Деревянко тоже получилась маска, в похожей манере играют пародию на Ильича – щупленький, бородка клинышком, моторный, так и ждешь фразы «а землю отдайте крестьянам».
Еще одна ходячая карикатура – Вафля, персонаж второго плана.
Модная тенденция – «вафлизация» чеховских персонажей первого плана, известная по чеховских спектаклям Додина – применена и здесь, к счастью, в умеренных дозах. К Вафле приравнены только двое, и то не до конца, у обоих есть мгновения выхода из клоунских масок, странные паузы. Серебряков вдруг становится серьезен во время ночного разговора с женой, маска спадает от ее слез. А Ваня замирает, когда видит объятия Астрова и Елены «карнальные объятия», как сказали бы в Аркадии :)

Однако живет в доме и еще один персонаж еще более харАктерный, но совершенно не клоунский, вполне серьезный, драматический - Соня. Юлия Высоцкая в этой роли и «страшна» и «хороша» одновременно. Ее намеренно изуродовали одеждой, головным убором - спрятали волосы, открыли оттопыренные уши. Угловатая пластика, раскосые глаза и красивый наполненный любовью взгляд.

Решение маститого режиссера НЕ назначать молодую жену красавицу на роль Елены определило успех всего предприятия. Возникла неожиданность, эксцентрика, и актриса и спектакль оказались выброшены из привычной колеи.

Таким образом, в центре спектакля получился полноценный любовный треугольник Соня-Астров-Елена и он разыгран тонко, душевно, психологично, неординарно.

Мужское и женское.

В финале у Высоцкой с Кончаловским возник диалог, последние слова «мы отдохнем» Соня произносит с вопросительной интонацией, а режиссер отвечает фотографией «кладбища леса» - пни, пни, пни до горизонта. Фотофинал эффектный, но слишком лобовой, однозначный.

Однако это не последнее слово режиссера, уже на затемнении нам показывают женщину в белом, которая, также как и в начале спектакля, сидит на качелях и читает книгу (пьесу Чехова?. На самом деле это не Елена Андреевна, это Вера, сестра дяди Вани, первая жена профессора и мать Сони. Незримая и немая свидетельница произошедших событий.
Диалог мужского и женского на закончен, это вечный диалог пессимиста и оптимиста, знания и веры, «низких истин» и «возвышающего обмана».

Последний «кадр», последний аргумент вносит неоднозначность - все пройдет? красота вечна? страдания наши перейдут в радость?
В радость для праздных читателей?
Tags: театр
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…