Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Третья комната.

*
"ПЛАТОНОВ. АКТ III", А.Доронин, РАМТ, Москва, 2008г. (6)

Начинается очень хорошо: зрители сидят в маленькой пустой полутемной комнате, а за стенкой начинается какое-то движение, громкие голоса, смех, песни. В названии спектакля про «третий акт», так и комнату можно назвать «третьей», третьестепенной, задней. Где-то там за стенкой, за дверями – главные, парадные комнаты: гостиная, столовая. Там идет настоящая жизнь, а в эту комнату изредка забегают, чтобы перевести дух, или на краткое тайное свидание, здесь стоит старая мебель и рояль, на котором давно не играют.
В домах далекого прошлого, когда жили чеховские герои, было много таких маленьких комнат, это не одно-двух-трех-комнатные квартиры наших дней.

В первом и втором акте, которые остались за рамками спектакля, произошли важные события, массовые сцены, завязались сюжетные узлы, а в этом третьем акте - попытки развязать узлы в безнадежно запутанной истории школьного учителя Платонова. По тексту пьесы действие происходит «на отшибе», в школе, куда сбежал Платонов, он хотел уединиться, но персонажи первых актов (и обитатели главных комнат) по-очереди навещают его и по-очереди «достают», дергают за сюжетные нитки, но не развязывают, а запутывают еще больше (в додинской постановке был замечательный образ рыболовной сети).
Из комнаты, где невидимками находятся зрители, выхода нет, она «глухая», последняя, потайная комната, Платонов там наедине с самим собой, с совестью, как Клавдий на молитве.
Такой Платонов третьего акта становится очень похож на Иванова, ноет и «поет Лазаря». Исаев играет совсем не такого крупного, интересного, яркого человека, как у знаменитых исполнителей этой роли, можно уже сказать классических, Курышева и Калягина. Он играет однообразные "душевные терзания". Но его облик крепко-сбитый добавляет образу другое измерение, по крайней мере становится понятно почему он имел такой успех в первых актах и в парадных комнатах.

Среди "гостей" сильно выделяется генеральша (Чернявская) -полнокровный, большой женский образ (затягивает внимание как в омут). И Саша Платонова (Урванцева) – образ контрастный, харАктерный и очень достоверный.

Платонов примеряет на себя роль Клавдия, видит в трагическом шекспировском герое родственную душу, но какая огромная разница! Клавдию было за что убивать - «корона, край и королева». Корона и край Платонова не интересуют вовсе, а «королев» у него сразу несколько, значит ни одной.
Tags: театр
Subscribe

  • Старинный снимок (1911-1912 год, примерно)

    . Пополнение семейного фотоархива – от петербургских родственников. Замечательный снимок, можно картину сделать и на стену повесить. Ян Янович…

  • Мама

    . Сегодня 90 лет со дня рождения. Три фотографии, самые ранние (недавно раздобыл у родственников): 1949 год, Камышин. 1945 год, Иркутск.…

  • Бессмертный полк

    . Очень своевременно раздобыл две военные фотографии родственников Старший лейтенант медицинской службы Гребенщикова Валентина Михайловна…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments