Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Четыре штриха к портрету предвоенного СССР

*
Лунгина в восьмой серии "Подстрочника":

1) Коган против Симонова (новое поколение поэтов из ИФЛИ, наследники 20-х годов, более "горячее" на фоне мейнстрима, реакционного термидора, остывающего красного проекта)

2) «Вопрекисты» против «благодаристов» (Лукач и Лифшиц, реакционер и реалист Бальзак против революционера и романтика Гюго)

3) Мейерхольд против Немировича («арбузовская» студия )

4) Заславский против Цветаевой (издание сборника стихов).

Чем ценен рассказ Лунгиной – откровенностью и множеством живых подробностей, а «живые» никак не укладываются в схематичные представления о том (тоталитарном) времени, «живые» - амбивалентны (лучше сказать поливалентны). Так и эти четыре штриха ни в схему прогрессивно-реакционно не укладываются, ни в схему правые-левые.

Таким сложным было идейное содержание эпохи, настоящая идейная борьба, не имитация с заранее известным правильным ответом.
Всё это происходило непосредственно перед войной, книга Цветаевой была подготовлена в 1940 (и по словам Лунгиной вполне могла выйти в свет), арбузовская студия открылась в феврале 1941-го.

Идейная борьба начала 40-х многое обьясняет в повестке дня 30-х годов. Почему «белогвардеец» Булгаков в сталинский СССР вписался, а «конармеец» Бабель нет (та же коллизия - Бальзак и Гюго).
Война не подвела черту, не отменила противостояние, а даже наоборот обострила вопросы (классовое или национальное, всемирная республика советов или империя), почти до конца десятилетия продолжалось, пока не накрыли прессом к концу 40-х, но опять же не отменили, а на время спрятали увели с поверхности. А как только пресс стал слабеть, все это снова вернулось, от каждого из четырех штрихов продолжились линии и стали определять повестку дня во время оттепели. Выходцы из арбузовской студии Плучек, Арбузов, Галич, Греков, Гердт – очень заметные фигуры 50-х-70-х годов. Коллективное сочинение арбузовцев «Город на заре» поставили в театре Вахтангова, линия Мейерхольда всплыла на Таганке (и спектакль «Павшие и живые» вернул поэтов ифлийцев), да и Плучек в театре Сатиры ее продолжал.

Цветаеву все-таки издали, а Лифшиц продолжил полемику против романтиков и модернистов. И по отношению к наследию дореволюционной России продолжилась борьба (Ромм против Чайковского http://lev-semerkin.livejournal.com/194499.html ).

Вот, кстати, любопытная историческая рифма: отрицательный отзыв Заславского на книгу Цветаевой, закрывшей ей путь в советскую литературу, зеркально отразился в положительном отзыве Лифшица на "Один день Ивана Денисовича", который открыл путь в советскую литературу Солженицыну.
Tags: театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments