Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Август 14-го.

*
«КОРОЛЕВА ЧАРДАША», Х.Лонер, ФЕСТИВАЛЬ МЁРБИШ АМ ЗЕЕ, Австрия, 2002 г. (10)

Водная стихия благоприятствует музыкальному театру. Третья озёрная open-air постановка в моей коллекции (после «Трубадура» и «Богемы») и третье попадание в самую десятку.

То что надо, роскошно и концептуально.

Декорация – широкая лестница в окружении старинных настольных часов с имперским двуглавым орлом наверху, на ярко освещенных циферблатах стрелки показывают без четверти двенадцать, действие происходит летом 1914 года, за несколько минут до.

Поначалу декорация накрыта «занавесом» - покрывалом, первым на сцену выходит седовласый Фери (лицо от автора), когда покрывало поднимается, мы видим, что на лестнице разбросаны тела людей в серых шинелях и пальто – это 1915 год (год премьеры оперетты), первая мировая война, но при первых звуках увертюры стрелки часов откручиваются назад, люди оживают, снимают верхнюю одежду – под ней шикарные наряды, а на самом верху лестницы появляется Сильва в страусиных перьях (в полтора раза увеличивающих ее рост).

Империя как золотой храм наиболее прекрасный в миг разрушения. Первые сцены просто-таки напоены красотой и чувственностью. Страстные дуэты, зажигательные танцы и все делается легко и с улыбкой.
Кордебалет идеальный – не поскупились. В танцевальной кульминации первого акта численность (и так более чем достаточная) еще и удваивается, у каждого из танцоров в руках оказывается по кукле (у женщин – мужской, у мужчин - женский), танец форсирует пролив, отделяющий сцену от берега, выплескивается со сценической площадки-острова под ноги зрителей первых рядов.

Первый тревожный сигнал – появление офицера, он приносит Эдвину приказ срочно вернуться в часть. Пока ничего страшного – только маневры. Но Эдвин видимо что-то предчувствует и форсирует события – помолвку с Сильвой. Эдвин (Фердинанд фон Ботмер) очень солидный, напоминает слона, веселого слона, но видимо очень упрямый. Если б не наезды родителей, он бы легче относился к связи с певичкой. Сильва (Вера Шёненберг) женщина сильная и хрупкая одновременно, харимзой примадонны обладает, но есть и что-то печальное (пусть не Лопаткина, но «Лопаточкина»).

После антракта действие перемещается из Будапешта в Вену.
На часах уже «без пяти», а Вена танцует. Кальман с первых же тактов дает привязку к месту, вместо чардаша – вальс. Во дворце князя бал по случаю помолвки Эдвина с графиней Стасси. Дуэт помолвленных – легковесное тра-ля-ля звучит контрастом к страстным дуэтам первого акта. Граф Бони представляет Сильву как свою жену, княгиня чардаша ведет себя как настоящая княгиня и покоряет общество. Но в кульминационный момент предьявляет брачный контракт – скандал, помолвка сорвана. Однако на этом разоблачения не заканчиваются, княгиня мать Эдвина тоже оказывается бывшей певицей варьетте (разоблачение блестяще театрализовано, поставлено режиссером, она скидывает с себя всё накидку с капюшоном, оказывается в перьях и в блестящем платье с разрезом и исполняет эффектный дуэт с Сильвой (та выходит в белом брючном костюме). Символическя передача эстафеты и хэппи-энд. О войне напоминают только мундиры (не только на Эдвине но и на Бони).

Только в красивой сказке возможна такая гармония между сопрано и тенором, между чардашом и вальсом, между столицей и окраиной, между Будапештом и Веной, между аристократом и девушкой из простых. Гармония между правым и левым крылом имперского орла.


В финале появляется пароход (огромный весь в огнях, причаливает к острову-сцене с обратной стороны), герои взбираются по трапу и уезжают в Америку.
Возможно эта Америка не имеет отношения к государству США со столицей в Вашингтоне, это та «Америка» в которую уехал Свидригайлов и в которую провалилась Австро-Венгерская Империя (то есть небытие).
А возможно, что ночной пароход, сверкающий огнями, увозит героев в условную страну грез.
А может быть, это не условная, а как раз вполне реальная Америка, одна империя передает эстафету другой, оперетта – мюзиклу (на борту парохода написано «Бродвей»).

Главное открытие постановки - Маркус Верба в роли Бони – изящество, молодость, обаяние (давно не было такой улыбки, после Скляра в фильме «Мы из джаза»).

Сцена из первого акта – Бони и кордебалет во всем великолепии. "Без женщин жить нельзя на свете, нет!" на фоне циферблата часов и под сенью имперского орла:



Актер прекрасный и певец «настоящий», оперный, участвовал в проекте Моцарт-22 (Роберто в «Мнимой садовнице»), а кроме того на Ютубе он Фигаро, Альмавива, Папагено и даже дон Жуан - это при такой хрупкой комплекции! Впрочем, юный весельчак Бони стал на семь лет старше. Запись 2009 года, ария с шампанским:


=======

UPD: "Арию с шампанским-2009" удалили :(
Tags: театр
Subscribe

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments