Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Белое пятно

.
Польша 1918-1939 (Вторая Речь Посполитая) это для меня сплошное белое пятно. И сейчас как раз уместно его заполнить, с 23 августа по 17 сентября польско-советский полумесячник, по случаю 70-летней годовщины начала конца Второй Речи Посполитой.

В.М.Молотов в октябре 1939 года смачно плюнул на ее могилу:
Правящие круги Польши немало кичились „прочностью" своего государства и „мощью" своей армии.
Однако оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем — Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей.


Обидными (для поляков), мелко-злорадными (для государственного деятеля), несправедливыми (хотя и не во всем) и недальновидными (совершенно) словами про «уродливое детище» Молотов тонко уколол основателя «уродливого детища» Юзефа Пилсудского, который в свое время обозвал «эфемерной державой» Чехословакию. Наследники Пилсудского, подтвердили его слова делами, приняли участие в дележе Чехословакии в 1938 году, а меньше чем через год и сами оказались поделены. Одна из многих исторических параллелей, иронических рифм того периода. Например, известная фотография Сталина с Риббентропом 1939 года является рифмой к фотографии Пилсудского с Геббельсом 1934 года.

Однако, когда сам Пилсудский умер в мае 1935 года, в СССР был объявлен трехдневный траур. Это по данным википедии. Выглядит невероятно (я пока не проверял по другим источникам). И напрочь разбивает примитивные представления о враждебных народах (такие же примитивные, как и представления о братских народах).
Вот так все оказывается непросто и потому хочется заполнить белое пятно именами и событиями (политическими, научными, культурными).

Что мы знаем о Польше? («мы» в смысле «я», за других не буду говорить :).

Все что знаем, относится либо к периоду ДО (до 1918) либо к периоду ПОСЛЕ (после 1939).

Шопен и «полонезогинского» – до.
Пендерецкий и вот теперь Горецкий – после (а вместе с ними и «Червоны гитары», и «SBB», и «Анджей с Элизой», и Чеслав Немен с Марылей Родович).

Генрик Сенкевич – до
Станислав Лем – после.

Если записать Нижинского в деятели польского театра, то он был до, а после – Гротовский, Шайна, Люпа (и уже совсем после Клята и Бубень)

Польское кино – целиком после, а ведь по данным киноэнциклопедического словаря только за 7 лет польского звукового кино 1933-1939 было сделано 49 художественных фильмов. Ни один из них я не видел и даже не слышал названий (и не встречал ни у кого ни в каких списках «100 фильмов»).

Если напрячь память и немного поискать в инете, белое пятно легко заполнится.

С институтских времен помню математика Стефана Банаха (побывал когда-то во Львове на его могиле, он жил как раз во времена Второй Речи Посполитой, а умер в августе 1945-го деканом львовского университета, уже советского).

В период Второй Речи Посполитой начинал Чеслав Милош (после войны – эмигрант и нобелевский лауреат) и Ярослав Ивашкевич (после войны - главный польский писатель, а его пьеса «Лето в Ноане», которая шла в вахтанговском театре, была написана в 30-е годы).

В те же годы композитор Шимановский написал оперу «Король Рогер» (название слышал, саму оперу – нет). Он между прочим приезжал в СССР с концертами в 30-е годы.

Ну и Юзеф Пилсудский, уже упомянутый, центральная фигура Второй Речи Посполитой и одна из самых колоритных исторических фигур начала 20-го века.
О нем отдельный пост, под названием «чудесный литвин» (http://lev-semerkin.livejournal.com/242138.html). В рифму к «чудесному грузину», в их судьбах обнаруживается столько параллелей, что обьявление траура уже не кажется таким невероятным.
Tags: Польша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments